В меру своей испорченности

Определённая предосторожность в общении никому не повредит. В разумных пределах, разумеется. Но иной раз сталкиваешься с такой чудаковатой реакцией на проявления элементарного дружелюбия, что поневоле хочется взяться за перо и поведать об этих случаях широкой аудитории.

Вспоминаю середину 2006 года. Дискуссионный клуб «Политон», ведомый незабвенным профессором Масановым в Алматы, пригласил меня в качестве основного докладчика на одно из своих заседаний. Как обычно, в преддверии публичного мероприятия необходимо согласовать организационные моменты с устроителями данного действа. Звоню журналисту Серёге Дуванову и вежливо осведомляюсь: «Нет ли у вас свободного времени? Надо бы встретиться». Пламенный трибун оппозиции обиженно переспросил меня: «В смысле?!» Это было сказано тоном, аппроксимирующим неподдельное возмущение розовощёкой гимназистки, которую великовозрастной дядечка пытается уломать на свидание в тенистой и малолюдной аллее. Признаться, я был обескуражен столь неадекватным ответом на деловой вопрос, но, как и подобает начинающему самураю, сдержал свои эмоции.

Несколько лет спустя похожий случай опять произошёл с вашим покорным слугой. В силу канцелярской необходимости надо было немного взаимодействовать с некоей Светланой Закирьяновой – удручённой супругой шепелявого очкарика. Что ж, два сапога пара. Она является во всех отношениях малоприметной женщиной, он весьма похож на неудачника из французской кинокомедии. Но я здесь причём?! Мне необходимо было опять-таки только согласовать организационные вопросы с этой дамочкой, измученной нарзаном, так сказать. Излагаю дежурную просьбу: «Дайте, пожалуйста, ваш номер сотового телефона». Мнительная особа недобро так промолвила: «Номер сотки я вам не дам». Я снова в ступоре, как и во время инцидента с божьим одуванчиком Серёгой. Что ж это происходит, братцы-товарищи? Нет, я понимаю естественную подозрительность к подобным вопросам, если оная эманирует от пятнадцатилетней девственницы или, наоборот, великосветской львицы вроде Клаудии Шиффер. Но такая мнительность со стороны заурядной представительницы женского племени по меньшей мере вызывает удивление.

71

В объятиях мэтра: актёр Асанали Ашимов и Б. Нусипбеков

Завершая наш краткий экскурс в комичные аспекты современной действительности, позвольте представить вам ещё одну особь мужского пола. Таким образом в этой небольшой статье образуется троица протагонистов – МЖМ. Год 2011. Я набираю номер сотового телефона видео-оператора Болата Нусипбекова. Мне нужно было проконсультироваться по некоторым вопросам, связанным с телевидением. Поэтому я решил обратиться к этому человеку, которого неплохо знал по прежнему месту моей работы. После обычного приветствия и осведомления о его здоровье я предложил ему встретиться во время обеденного перерыва для обсуждения интересующих меня проблем. На том конце провода возникла гнетущая пауза. Наконец, он сумел выдавить из себя: «Я уезжаю в командировку. Перезвоните через неделю». Что ж, командировка так командировка. Но ни через неделю, ни через месяц, ни через год мне так и не довелось вновь увидеться с данным персонажем. Под разными предлогами этот субъект избегал встреч со мной. Видимо, некий чересчур темпераментный мужчина обидел Болата Нусипбекова во время его учёбы в Москве и теперь сей оператор, волшебным образом перековавшийся в режиссёра, проецирует незаживающую рану давней обиды на мощных мужчин вроде меня.

Ну, да ладно. Пусть вышеперечисленные персонажи воспринимают меня в меру своей испорченности. Поговорим напоследок о том, каким всё-таки должен быть настоящий мужчина и чего ему следует избегать, дабы не прослыть «шляпой», безвольным существом мужского пола. Итак, время действия – начало 2000-х годов. Место действия – столовая агентства «Хабар». Ведущий этого канала, Сергей Абрикович Насыров, стоит в очереди за хлебом насущным. Наконец, подходит его черёд. Он берёт свою пайку и тут же выражает недовольство скромным размером порции. Его хамоватый сосед по очереди заявил во всеуслышание: «Насыров! Делай большие репортажи и будешь получать большую порцию». Сергей Абрикович молча проглотил обиду. Что ж поделаешь: не абрек он, не абрек… И вот эта слабохарактерность сего персонажа возможно сыграла отрицательную роль в судьбе политзаключённого Мухтара Джакишева. Ведь тележурналист, работавший пресс-секретарём у этого атомщика, безвольно проявил себя в дни, предшествовавшие аресту своего шефа. Вместо того чтобы бить во все колокола, Абрикович ограничивался написанием заурядных заявлений для СМИ. Вот здесь бы и пригодилась незадачливому тележурналисту обидчивая мнительность, которую продемонстрировали не к месту Серёга Дуванов, Светлана Закирьянова и Болат Нусипбеков.

Share
Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
19 views

Leave a Reply

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.