“Здравствуй, фашизм”

Эта нашумевшая статья была опубликована казахским еженедельником “Караван” 23 июня 2006 года. На сайте газеты почему-то отсутствует данный материал. Да и на других страницах Всемирной паутины также нет полного текста этой статьи. Поэтому я решил снова обнародовать её.

Журналист Андрей Шухов, написавший данный материал, это типичный русский интеллигент. Он имеет значительные познания в области литературы и искусства.  Андрей также обладает несомненными деловыми способностями. Его супруга, Салтанат Шалахметова, тоже является незаурядной личностью.

2160217

Я сейчас в Баварии, и некоторые аналогии напрашиваются сами собой. Только здесь это проходили семьдесят лет назад, а в родных палестинах еще даже не началось. Но начнется.

Вот, говорят, простому народу все эти злоключения прессы и попытки накинуть петлю до фени. Лишь бы кроссворды печатали. Здесь, в Мюнхене, когда экстатические личности начали проповедовать идеи превосходства – своего над иноземным, коренного над пришлым, национального над инородным, словом – одних над другими, – простому народу не то что было до фени, простой народ был даже за. Потому что, действительно, все эти космополиты, евреи, гомосексуалисты и интеллигенты вконец распоясались, и даже в святой Октоберфест не пьют святого баварского пива! А демонстративно пьют чуждое здоровому народному началу вино. Надо поставить их на место, правильно (то, что место – это Бухенвальд, поначалу не говорили даже новомодные экстатические личности). Потом мужскую часть простого народа повезли умирать на Восточный фронт, а на оставшихся с неба посыпались американские бомбы. Но было уже поздно…

А кроссворды, конечно, будут печатать, можете не беспокоиться. «Фолькишер Беобахтер» печатал их аж до весны 45-го.

Поначалу возникло ощущение какого-то странного диссонанса. Сбоя реальности. Типа все смешалось в доме Облонских. Это когда новоназначенный министр информации Ермухамет Ертысбаев на страницах одной оппозиционной газетки (весь пафос которой сводится к тому, что у нас тут кровавый демократический режим) возвестил о начале крестового похода против телеканалов КТК, «Хабар» и «Казахстан». То есть единственных, правду сказать, медийных ресурсов, не из-под палки, не голосом одиночки тоньше писка, а деятельно и авторитетно поддерживавших президента Назарбаева во время недавней избирательной кампании. Усугубляя ощущение абсурда, газетка желала министру долгия лета на его многотрудном посту и все беспокоилась, дадут ли довести задуманное до конца? Не подкосят ли на полдороге?

Дадут, успокаивал министр, хотя, конечно, развернута беспрецедентная травля.

Главной темой патриотической прессы Германии в тридцать третьем и тридцать четвертом годах тоже была беспрецедентная травля, которой подвергались сторонники Адольфа Алоизовича со стороны космополитов, левых и евреев. И под эти разговоры сторонники вошли в силу и сами потравили своих оппонентов. И потравили основательно. В Gazenwagen’ах.

По какой-то не до конца понятной стороннему наблюдателю логике министр объясняет поход против пропрезидентских телеканалов защитой интересов государства. Какого такого государства, в чем его интересы – это публике растолковывать необязательно. Здесь, в Баварии, семьдесят лет назад о защите интересов государства и народа тоже говорили так часто, что эти слова – der Staat и das Volk – в конце концов утратили всякий смысл и превратились в навязчивый звуковой фон. На этом фоне и вызрела диктатура.

Еще говорят, что вся шумиха вокруг этого дикого закона о печати, вычеркивающего нашу страну не то что из списка пятидесяти – из ста пятидесяти более-менее пристойных государств, – всего лишь бутафория и шумовая завеса. Мол, нужно как-то отвлечь внимание и внутренней, и международной общественности от некоторых не вписывающихся в благостную картину обстоятельств. И потому публике и подсунули этот закон. И она, как собака Павлова, отвлечется на более яркий раздражитель. А через некоторое время закон торжественно отменят, погрозят пальчиком, создатели его картинно осознают и покаются, и вновь наступит демократическая благодать.

Не наступит, не обольщайтесь. От такого подарка даром еще никто не отказывался. И непонятно, с каких радостей они откажутся на этот раз.

Кто – «они»? Сейчас объясню.

Недавно всплывшая информация о некотором расхождении в данных китайской таможни, сколько чего ушло в Казахстан, и данных казахстанской таможни, сколько чего пришло из Китая (а разница, надо сказать, многомиллиардная), доказывает очевидный уже для всех факт: страна наша не то чтобы погрязла в коррупции, она в ней утонула. И беда даже не в том, что эти миллиарды не дошли до бюджета и страна наша позорится, калеча детишек дешевой вакциной, и потом жмется с выплатой компенсаций. Главная беда в том, что криминальные миллиарды имеют обыкновение устраивать страну под себя. Под свои нужды.

Но разве у нас нет борьбы с коррупцией? Что вы, так даже думать нельзя, не то что говорить! Есть, есть борьба. Только организована она по принципу взаимного сдерживания силовых структур – полиция пасет комитетовских, те бдят за таможней, сверху за всем наблюдают прокурорские… и борьба с коррупцией обостряется в основном тогда, когда не срабатывает сложный механизм разводок и компромиссов. Попросту говоря, когда какой-нибудь возомнивший невесть что о себе начальник шлагбаума не разбашляется с надзирающими товарищами. Тут сразу все становятся жутко принципиальными.

И, как вы понимаете, участие прессы в этой борьбе – это то, о чем в последнюю очередь мечтают все участники увлекательного процесса. Потому что она, того и гляди, весь спектакль испортит.

Такой же принцип – уравновешивания силовых структур – поначалу действовал в Германии того периода, аналогии с которым невольно лезут в голову. И действовал довольно эффективно – до 30 июля 1934-го, ночи длинных ножей, когда боевики СС вырезали боевиков СА. Если бы наши бравые таможенники были отягощены какими-нибудь знаниями, кроме начальной арифметики, события прошлого года должны были бы навести их на мрачные размышления.

Нам так долго и убедительно внушали, что допустить передела собственности никак нельзя, что все согласились: пусть уж Лакшми наш Миттал владеет тем, что невесть как получил, а то, мол, будет смута и потрясение основ.

А тут вдруг выяснилось, что передел собственности идет вовсю, и никак не собирается останавливаться. И вот уже к моему соседу являются личности с повадками разбогатевших лакеев – из очередного ТОО не то «Енбек», не то «Ермек» (разницы, собственно, нет никакой по причине того, что у всех этих «енбеков» и «ермеков» один хозяин) и извещают, что принадлежащий ему гараж вместе с двумя десятками соседних изымается, конечно же, под государственные нужды. И будут там теперь строить паркинг.

А если сосед мой не возьмет грошовой компенсации и начнет рыпаться, объясняют товарищи из ТОО «Енбек», то будет иметь дело с судом, который интересы государства решительно защитит. И не только с судом…

А гараж этот был для моего соседа больше, чем просто гараж. Он там, выйдя на пенсию, с утра до вечера пропадал, все что-то мастерил… Пока не появились эти все еще неорганично выглядящие на улицах нашего города хари и не ткнули ему в нос бумажку, по которой – было ваше, стало наше. Маленькая трагедия маленького человека, попавшего под бездушную государственную машину. Об этих трагедиях мы пишем из номера в номер, а коллеги из КТК снимают сюжеты.

Мне кажется, поэтому вы и пытаетесь нас заткнуть, господин министр.

Кстати, на днях высокий правительственный чин сообщил, что будут разработаны нормы, кто может быть редактором газеты, а кто нет. Вообще-то все просто: талантливый яркий профессионал может, а серый бездарный конформист – не может. Но вы же не это имели в виду. А что имели – это еще как-то сформулировать надо, а это вам не всегда удается.

Смотреть на чужие мучения всегда тяжко, поэтому дадим вам простой совет. Напишите в законе, что люди с фамилией, начинающейся на «п», не могут вести телепередачи, а у кого фамилия начинается на «ш», не имеет права редактировать и издавать газеты. И половина ваших проблем будет сразу же решена!

Но вернемся к нашим историческим аналогиям. Они, заранее соглашаюсь с критиками, сомнительны и не всегда верны. Сам вижу. Вот, например, молодцы из СС щеголяли в униформе, пошитой Хьюго Боссом, и, надо признать, униформа была великолепной. А молодцы из ТОО «Енбек» или как его там по какому-то странному проклятью, даже разбогатев, обречены носить кожаные куртки времен их комсомольско-рэкетирской юности и мешковатые штаны, сшитые китайскими заключенными. Каковое внешнее расхождение, впрочем, не отменяет глубинного сходства…

И, конечно, все делается в строгом соответствии с буквой закона! И только во имя интересов государства! Оно, государство, без паркинга на задворках гостиницы «Алатау», того и гляди, развалится. Надо защищать!

Впрочем, это как посмотреть. Если глазами истинного хозяина всех этих «ермеков-енбеков», начинающего примеривать на себя формулу короля-солнца «государство – это я», то тогда все сразу встает на свои места. Действительно, развалится, и действительно – надо защищать.

Вот министр и защищает.

И гараж у моего соседа, и имущество тысяч алмаатинцев, которых угораздило жить в приглянувшихся владельцу «ермеков-енбеков» районах – все это отнимается на исключительно законных основаниях (специально повторяю, чтобы по новому закону не быть отлученным от профессии).

Впрочем, и золотые коронки у жертв концлагерей изымались при безупречном юридическом сопровождении процесса. В Германии это – über alles – превыше всего…

Последние дни принесли еще несколько малоприятных аналогий. Лидер партии «Асар» Дарига Назарбаева голосовала против дикого закона, однако в итоговом протоколе ее голос записали «за». Скандал – и вроде бы на первый взгляд никому не нужный: наша главная партия и не за такое еще проголосует всем своим мощным депутатским корпусом, а несколько голосов независимых кандидатов одолеть это большинство все равно не смогут.

А мне вот кажется, что в этой подтасовке есть о-очень значительный подтекст. И смысл его таков: наш высокочтимый законодательный орган – отныне не более чем декорация. Голосовать господа депутаты могут как угодно, нарисовано же будет то, что укажет режиссер. Исключительно в интересах государства, разумеется. Государство превыше всего!

Вот только неясно, кто этот режиссер. Чей, так сказать, продукт. Хотя кое-какие подозрения начинают складываться в версию.
Во многажды сегодня помянутой Германии начала тридцатых тоже еще были и парламент, и пресса, и законно избранный рейхспрезидент Пауль фон Гинденбург. И уже к концу 33-го все уяснили, что весь набор – это всего лишь пышная бутафория.
В 34-м году декорации разобрали…

Не все, впрочем, так мрачно, и не все так однозначно. Жизнь сложнее исторических схем и политологических моделей. Многое в них просто не укладывается.

Например, недавний арест не зазевавшегося начальника шлагбаума, а высокопоставленного владельца феерической коллекции шуб и лимузинов (это какое же босоногое детство было у товарища, чтобы вот так его компенсировать?).

Система разводок и компромиссов вдруг (впервые!) не сработала. Представляю, в какую они впали панику. Что такое?! Как?! Срочно! Что срочно? Ну, это, запретить! Что запретить? Ну, это… ну, запретить им называть вора вором хотя бы!

И министр решительно вносит законопроект, и главная партия за него решительно голосует.

Ну и, конечно, никак не обходится без коллаборационизма. Сотрудничества с новыми властями. Сдай соседа и вселись в его квартиру. Тут одна, с позволения сказать, «газета» своими стонами, причмокиваниями и всхлипами «дай Вам Бог, Ермухамет, довести задуманное до конца», кажется, утомила и самого клиента. Тружеников пера выставили за дверь, неделя прошла без причмокиваний, но, видимо, вовремя вспомнился анекдот «наша Сонечка, конечно, стара и безобразна, но никто во всей Одессе с таким вкусом не делает минета» – и боевой коллектив как ни в чем не бывало бодро приступил к исполнению отсосных обязанностей.

И некому посоветовать «Сонечке», чтобы она не поминала имени Господа всуе поганым хлебалом. Смертный грех все- таки.

А любителям кроссвордов можно сказать вот что. Все-таки есть некоторая разница, где их отгадывать. То ли в комфортабельной квартире, законным владельцем которой вы являетесь, то ли в бараке на окраине, куда вас завтра выселят, потому что ТОО «Енбек» на гаражах в Медеуском районе, скорее всего, не остановится, и завтра вы обнаружите, что уже и ваш дом изымается «под государственные нужды» и на его месте будет построено очередное безобразное сооружение всепобеждающего архитектурного стиля «Нью-Атырау». Это, собственно, уже и происходит в нашем некогда благословенном, а теперь порой кажется – за что-то проклятом городе. И защитить вас после этого закона будет уже некому.

Это не нам пытаются заткнуть рот. Это вам пытаются заткнуть уши.

Мы не можем им помешать воровать, но мы мешаем им наслаждаться наворованным.

Мы всего лишь пишем статьи и снимаем сюжеты, но они не могут нас купить – ни дурацкими грантами, ни дурацкими чапанами.

И они боятся, что мы разведаем и разболтаем об их планах. А планы головокружительные.

Дарига Назарбаева убеждала сторонников закона, что нас теперь не допустят до председательства в ОБСЕ. Право, так они расстроились, так им этого председательства жалко… Вот когда нас выгонят из ООН – на их улице будет большой праздник.

А президент? Ну, пока что выгодно клясться ему в верности и лояльности. А там видно будет.

Вот и все объяснение текущего исторического момента.

Радует во всех этих аналогиях только одно: для Германии потом все закончилось.

В одном очень красивом городе.

В Нюрнберге.

 

Андрей ШУХОВ,

из Мюнхена

Share
Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
33 views

Leave a Reply

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.