Эстетствующий философ

Общественные науки были весьма развиты в УССР и РСФСР. Вузы и институты Киева и Харькова, Москвы и Ленинграда дали путёвку в жизнь многим талантливым учёным. Среди них выделяется уроженец восточной Украины Юрий Борисович Борев, родившийся 28 мая 1925 года. Профессор Борев является эрудированным автором более чем 400 научных статей и 30 монографий по проблемам эстетики, культурологии и т.д. Среди его учителей были такие гранды советского обществоведения, как философ Валентин Асмус, языковед Александр Реформатский и другие. Наиболее известными произведениями хазарского интеллектуала Юрия Борева являются учебник «Эстетика» и сборник притч, легенд и апокрифов «Сталиниада». Для данной статьи я использовал третье издание «Эстетики», выпущенное московским Издательством политической литературы в 1981 году, и «Сталиниаду», напечатанную московским издательством «Советский писатель» в 1990 году. Итак, начну сей критический разбор с неточностей в учебнике по эстетике.


На странице 139 он пишет: «Задолго до первой подводной лодки «Наутилус» прошел 80 тыс. лье под водой в романе Жюля Верна». Как известно, в произведении французского писателя речь шла о 20 тыс. лье под водой. На странице 164 приводится сомнительное сообщение: «В начале ХХ в. малограмотный мясник из Вильнюса с опозданием на 200 с лишним лет самостоятельно пришел к дифференциальному и интегральному исчислению». В издании, претендующем на научную строгость, не место подобным легендам и мифам. На странице 207 мы читаем: «В конце 40-х годов «сумбуром вместо музыки» называли произведения Д.Д. Шостаковича и того же Прокофьева». Но в редакционной статье газеты «Правда», опубликованной 28 января 1936 года, была подвергнута резкой критике опера Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда» и там не содержится какое-либо упоминание Сергея Прокофьева. На странице 212 вновь приводится сомнительный случай: «Известна история, когда вполне взрослый зритель, смотревший трагедию «Отелло» Шекспира, был так по-детски наивен и не в меру активен, так захвачен действием, так возмущен коварством Яго, что выскочил на сцену и убил Яго или, вернее, актера, исполнявшего эту роль. Опомнившись и осознав содеянное, этот зритель покончил с собой. Легенда гласит, что их похоронили вместе и на памятнике написали: «Лучшему актеру и лучшему зрителю». Опять-таки, краснобай Борев не приводит время и место этого события, не называет имён участников данного инцидента.

На странице 274 он пишет: «Исаакиевский собор, например, строили полмиллиона человек в течение сорока лет». А вот специализированный сайт по туризму придерживается несколько иного мнения: «Всего в строительстве собора принимало участие около 400 тысяч рабочих». На странице 316 приводится крайне противоречивое суждение: «При этом возникла новая техническая и важная культурно-эстетическая задача и перспектива: «восстановление» стереозвучания монозаписей Ф.И. Шаляпина, Э. Карузо и других великих музыкантов, записанных на пластинки до открытия фиксации стереофонического звука». Необходимо крайне осторожно применять новые технические средства по отношению к старым шедеврам искусства. Конечно, можно раскрасить чёрно-белую киносказку Александра Птушко «Новый Гулливер» или восстановить оторванные руки Венеры Милосской. Это будет торжество современных ремесленников, но выиграет ли от сих новаций само искусство? Скромные достижения нынешних художников и музыкантов нельзя спрятать за реставрацией, переделкой великих произведений прошлого.

Немало тенденциозных мнений, ложной информации содержится и в его «Сталиниаде». Например, хазарин Борев характеризует отважного солдата и талантливого оратора Адольфа Гитлера как несостоявшегося живописца, а его высококлассные ландшафты презрительно называет мазнёй. А что тогда прикажете называть высоким искусством? «Чёрный квадрат» Малевича или цветные пятна Пикассо? Также составитель этого сборника люто ненавидит такого крупного деятеля отечественной идеологии и пропаганды, как Андрей Жданов (1896-1948): «Жданов сел за рояль. Сталин пригласил Орлову и танцевал с ней под почти музыкальные звуки, издаваемые Ждановым». А ведь даже ревизионист Хрущёв говорил об Андрее Александровиче: «Он неплохо играл на гармони и на рояле. Мне это нравилось». Есть и фактологические неточности. Вот что говорится о Сталине: «Через некоторое время он смотрел фильм «Чайковский», в котором Орлова играла роль сестры композитора». Здесь идёт речь о художественном фильме «Мусоргский» режиссёра Григория Рошаля, 1950. А художественный фильм «Чайковский» был снят режиссёром Игорем Таланкиным в 1969 году, и Любовь Петровна там не снималась. Автор не останавливается и перед откровенной фальсификацией истории: «В феврале 1953 года миллионным тиражом была отпечатана брошюра члена Президиума ЦК Дмитрия Ивановича Чеснокова «Почему необходимо было выселить евреев из промышленных районов страны». Странно. При таком огромном тираже обязательно сохранились бы экземпляры данного издания. Я просмотрел электронный каталог Российской государственной библиотеки, сайты по продаже букинистической литературы. Но нигде не нашёл и следа этой гипотетической брошюры.

Из той же оперы и лживая история о некоем денщике Сталина: «При доме жил и допускался в комнаты Сталина молодой охранник, исполнявший обязанности денщика. Он вытирал пыль, чистил обувь и делал другую нехитрую работу, поддерживая порядок и казарменно- спартанский уют. В порыве благоговейного преклонения молодой денщик подумал, что как он ни старается, а все-таки топает сапогами, беспокоя вождя. Солдат выделил из получки деньги и купил себе тапочки. Однако ему показалось, что и этого мало. Он подшил их сукном. Шаг его стал мягким, бесшумным. Однажды Сталин неожиданно проснулся от тишины: он не слышал привычного топота сапог, но ощущал, что кто-то ходит по квартире. Сталин нащупал наган, который всегда держал под подушкой, но увидел знакомую фигуру денщика, беззвучно передвигающегося по комнате. На следующий день Сталин пожаловался Берия:
— Зачем-то ходит в тапочках, а не в сапогах. Хочет подкрасться, когда я сплю…
Парня расстреляли за попытку покушения на жизнь вождя». И снова хазарский краснобай Борев не приводит время событий и имя мифического денщика.

И учебник «Эстетика», и сборник «Сталиниада» являются продуктом не только исследований Юрия Борева. Данные работы были выпущены в крупнейших советских издательствах под бдительным надзором опытных редакторов. Поэтому ошибки в этих книгах появились по вине не только автора, но и издательских работников. Отпечатанные большим тиражом, эти работы внесли свою лепту в искаженное восприятие читающей публикой некоторых событий нашей истории.

Share
Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
3 views

Leave a Reply