Владислав Богусевич: “Существовала система разграничения обязанностей среди соцстран”

Ветеран казахского телевидения размышляет об аномальных явлениях на ТВ, сравнивает советское и западное оборудование, делится воспоминаниями о своём коллеге и ровеснике, Сагате Ашимбаеве. Беседа состоялась 4 июля 2018 года. Ниже приводится аудиозапись и стенограмма этого интервью.

У меня, знаете, к вам какой вопрос? Вот такие аномальные явления и телевидение. Вот, допустим, Киевский телецентр расположен рядом с этим Бабьим Яром. Ну, знаете такое страшное место? А вот, допустим, антенное поле у нас на Ремизовке тоже там рядом такое кладбище и так далее. И, вот, я в интернете прочитал такую тему, что это, якобы, специально так телецентры размещали возле таких аномальных мест. Вы с этим согласны или нет? 

Ну, я не знаю. У меня нет никаких данных на этот счёт, что это бы подтверждало. Ну, какие-то есть там. И даже АСК-2 (Аппаратно-студийный комплекс казахского телевидения – Д.Н.) тоже на какой-то там курган, где там тоже что-то были какие-то захоронения в Алма-Ате. Вот. Так что, ну, вот не знаю: это всё совпадение или не совпадение? Просто рядом кладбище. Ну, да, так.

Где рядом?

Ну, в Ремизовке.

Ааа… Да, да. Там есть. И вот этот московский комплекс Останкино. Там тоже место такое, ну как бы…

Ну, Останкино. Само название говорит уже об останках. И так что, да, это так, действительно.

А вот, вы же помните в конце восьмидесятых годов по Центральному телевидению, вот, это Анатолий Кашпировский, Аллан Чумак. Вот такие экстрасенсы. Это же тоже, как бы, не очень хорошо. Т.е. как бы, ну это, как элемент зомбирования, что ли? Вот вы как на этот счёт думаете?

Ну, просто дело в том, что всякие маги и предсказатели всегда появлялись в такие моменты, когда государство переживало какие-то потрясения. Вот. Так что, тот момент, когда тут менялись все устои, всё рушилось. И вот тут, на этой почве, и появлялись и чумаки, и кашпировские. Вот, как-то тут вот. Так, вот, бывало, и в начале прошлого века, когда во время мировой войны, революции. Тогда тоже там появлялись, там, типа Распутина и прочее. Какие-то, вот, экстрасенсы и предсказатели. Как-то так.

Леонид Петрович Кравченко… Вот, вы же знаете, такой  крупный был очень начальник.

Да, конечно, знаю! Помню.

И он сам, в итоге, признаётся, что это он привёл Кашпировского на телевидение и, как бы, это он сам так экспериментировал. Т.е. он был не против такой инициативы. 

Ну, не знаю. Ну, дело в том, что это уже механика вопроса. Просто возникает благоприятная среда, смятение в головах. Люди… всей ситуации. И вот возникает тогда благоприятная среда. А кто это привёл – Кравченко или кто-то… Значит, просто Кравченко чувствовал, что вот тут вот, в такой вот ситуации это может быть востребованно.

А ещё вот такой вопрос уже к вам, как технарю, профессионалу. Может, вы на него ещё лучше ответите. Существует эффект двадцать пятого кадра или это выдумка, мистификация? 

Ну, почему? Это, в принципе, это не мистификация и не выдумка. Это такая технология достаточно известная. Просто, если каждый двадцать пятый кадр появляется какая-то информация, она визуально не видна. Но в сознании, изучение языков таким образом… Т.е. так, вроде бы, не видно этой информации, а так она как-то проскакивает и настойчиво где-то откладывается в сознании человека. Вроде бы, незаметно, но тем не менее. Так что, в этом, в принципе, ничего такого необычайного нет. Но, наверняка, этот эффект имеет место. И если всё это происходит довольно долго там, не то, что один раз за двадцать пять кадров, когда это происходит часами, вот. Это какой-то такой мультипликативный эффект. Всё это наращивается, наращивается, наращивается. Не один раз проскочила эта информация. Она должна долбить, долбить и долбить часами. Т.е. идёт там любая программа: поют, танцуют, там говорящие головы, а двадцать пятый кадр показывает свою, там, какую-то такую информацию. Т.е. всё это начинает накапливаться.

В советское время практиковался двадцать пятый кадр или это только после развала?

Ну, практически стопроцентно уверен, что нет. Это могло быть только в каких-то локальных телевизионных системах. Но только не в масштабах страны. Вот. Т.е. вообще, в принципе, по тому уровню развития телевидения это было сделать, ну, не так уж просто для всех программ. Т.е. можно было сделать какую-то программу, опять-таки, на той же киноплёнке, где в каждый двадцать пятый кадр, а потом снова первый. Это можно подмонтировать и сделать. А современными методами это сделать – просто раз плюнуть. Это вообще ничего не стоит. Но в то время, в эти годы, в восьмидесятые годы это всё достаточно трудно было сделать технологически. Я практически уверен, что ничего подобного в масштабах больших телевизионных систем не практиковалось. Это могло практиковаться с какими-то целями в замкнутых телевизионных системах, где показывали какие-то отобранные материалы телевизионные и воздействовали на зрителя.

А вот, допустим, знаете же, советская плёнка она по качеству уступала, там, немецкой, американской, японской. А это, вот, при съёмке в старые времена можно было, допустим, взять советскую теле- или кинокамеру и поставить туда плёнку “Кодак” и будет хорошее качество? Или надо, чтобы и камера тоже была фирменная? 

Нет, нет. Конечно, очень многое зависит и от оптики камеры, и от самой камеры. Но плёнка совершенно стандартизированная была, к счастью. И все, все заводы, там, “Тасма”, “Свема”… Какие там наши заводы были, которые выпускали киноплёнку, они стопроцентно они соответствовали стандартам, таким же стандартам или другие какие-то. Так что, в этом плане, пожалуйста, на киностудиях так оно и было, что, когда снимается какой-то фильм, там, операторы или режиссёры они, там, всячески старались, чтобы им выделили, там, “Кодак”. Снять на “Кодаке” – это высший шик и всё такое прочее. Но это получалось только для избранных. В основном снимали на отечественной плёнке. А зарядить можно было и на наш киноаппарат. Пожалуйста, всё то же бы работало. Потому что оптика всегда была в Советском Союзе неплохой.

А, то есть, вы имеете в виду, всё-таки, что вот эти “Кодак”, “Агфа” они гораздо лучше и все стремились на них снимать? 

Ну, да. В целом – лучше. В целом – лучше. По поводу, там, цветопередачи, диапазона цветопередачи, определённые тональности. Потому что, вот, фильмы на “Кодак” они всегда отличаются. Это, вот, классические американские фильмы, снятые на “Кодак”. У них своё, там, свой шарм, своё очарование. Определённая цветопередача, которая свойственна только “Кодаку”. Это, может быть, и не стопроцентно достоверно, но, тем не менее, вот оно так было.

А вот это звуковоспроизведение. Вот, были же советские, прибалтийские динамики “Радиотехника”. Говорят, очень хорошего качества. Звук у нас получше был, чем плёнка?

Ну, со звуком, ну это, со звуком было практически нормально. Это не такая большая проблема. Вот, со звуком. Но, нет. Всё-таки, конечно, там можно сказать, что акустические системы западных, там, производителей, всё-таки, они были в целом лучше по качеству. Но это, как бы, не столь, не столь важно было в кино и телевизионном производстве. Потом, должен сказать, дело в том, что в Советском Союзе существовал Совет экономической взаимопомощи. Существовала система разграничения обязанностей среди соцстран. Так, например, практически радиовещательное оборудование практически полностью производилось в двух странах – это Венгрия и, господи, Венгрия и Чехословакия. Вот. А вот, к примеру говоря, там, некоторые другие образцы оборудования – они производились, там, в других странах. Ну, вот, такое разделение было. И поэтому практически девяносто процентов всех студий радиовещания в Советском Союзе были оборудованы венгерским оборудованием и чешским. Чешским “Тесла” и венгерским – не помню, как она называлась. Вот. Так что, вот такие дела.

И ещё вот такой последний вопрос. Вот, такой исторического плана. Вот, Сагат Ашимбаев. Не могли бы немножко о нём поделиться воспоминаниями? Что это был за человек? Он же рано ушёл от нас, вот, слишком. 

Ну, рано ушёл. В общем, он… Я с ним, как сказать, был не то, что близко. Я был его заместителем. И, так сказать, был председателем похоронной комиссии, писал некрологи и хоронил его. Так что, мне удалось с ним поработать. В принципе, он был… Ну я, ну не повернётся у меня язык сказать, что он был выдающимся человеком. Он был неплохим человеком, но свойственны ему были различного рода заблуждения, так скажем. Ну, я так думаю, может быть, он позднее бы раскрылся бы глубже. Ну, так вот он был, ну, так вот. Ну, к примеру говоря, события, известные события декабрьские в Алма-Ате. Ну, он был тут на хозяйстве, оказался. Потому что, где-то там и Гадильбека где-то не было Шалахметова. И, в общем, короче говоря, я да он там оказались. И он, я помню, что мы все собрались там на АСК-2, когда все эти события первый день происходили. Он сидел в совершенной растерянности. В совершенной растерянности смотрел в окно, у него дрожали губы, и он говорил: “Что же происходит? Что же происходит? Что же происходит?” Но это неудивительно в то время. Это, в общем, ну как сказать, мало было таких каких-то людей, которые могли видеть заранее, как это со временем будет истолковано. И, вообще, что это происходит. Ну, вот так. Ну, это просто говорит о где-то такой, ну не знаю, слабости, что ли, психологической. В общем-то, извинительной, но, тем не менее, это он был в полной растерянности. Тогда как от него ждали каких-то, ну, действий. Т.е. он был главный на хозяйстве. Руководство… На АСК-2 приходили на <улицу> Мира. Ему не поступало никаких распоряжений. Ну, и сам он тоже не знал, что делать. Поэтому, ну, надо было же как-то реагировать: поддерживать, не поддерживать. Ну, бог с ним, нейтрально давайте. Но какая твёрдость должна, когда приходят к тебе подчинённые, а ты несёшь ответственность, как бы, за линию поведения всего Гостелерадио Казахской ССР. Надо было, конечно, как-то потвёрже сказать: “Ребята, стоп! Давайте не будем сейчас тут делать скороспелых выводов. Давайте постараемся разобраться в ситуации. Давайте, в конце концов, сейчас дождёмся, что нам скажет, там, Отдел пропаганды и агитации ЦК”.

А он был тогда первым руководителем, да? Главным?

Он был заместителем руководителя. А, ну, Гадильбек был в то время где-то в отъезде. В Москве или где-то. В этих событиях Гадильбека Шалахметова, его не было. А был на хозяйстве Ашимбаев.

А вот то, что, говорят, там убили работника телецентра? Савицкий или кто, вот, говорят, погиб?

Да.

А он кто был? Обычный работник?

Он инженер был ПТС (передвижная телевизионная станция – Д.Н.). Инженер ПТС. И, в общем-то, была, конечно, команда организовать дружины из работников и, как бы, патрулировать для того, чтобы не допускать проникновения вот этих элементов всяких таких на территорию телецентра. Ну, что и делалось. И вот попал он где-то там. Ну, я сам не видел этого. Ну, я был на работе, но не наблюдал. Ну, вот так вот попал он в какую-то такую толпу, где его, фактически, просто забили, ну там, металлическими палками.

Но это не было, как бы, попыткой проникновения в телецентр? Это где-то в другом, да, районе?

 Нет, нет это было – почему? Это было прямо на Мира. Прямо на тротуаре около телецентра. Ну, просто, когда вот эти, скажем, – как их называют? – митингующими-то вот эта улица была вся захвачена, на моих глазах, вот, прямо напротив телецентра, рядом, вот, стояла милицейская машина. Я смотрел, наблюдал, как к ней подъехали. Достали из багажника бензин, облили эту машину и подожгли. В общем, там на улице чёрте что творилось. Всегда же в таких событиях есть какие-то люди идейные, которые делают что-то для идеи. А другие есть просто хулиганствующие элементы, которые на этой волне, пользуются вседозволенностью вот такой минутной. Вот так вот порешилось.

А вот, вот последнее, что насчёт Сагата Ашимбаева хотел спросить: а он то, что так рано ушёл, он, у него, что, наверно, здоровье было не очень крепкое? Ну, то, что…

Ну, я не могу сказать. Я твёрдо не знаю. Я с ним ездил в Китай в одну поездку. Там, вот. Короче, ну он немножко, как сказать, если так анализировать. Немного лишний вес. У него был и диабет. Вот. Поэтому нет версий. Я даже не знаю причину смерти. Ну, да. Он был достаточным молодым и достаточно неожиданно это всё произошло. И достаточно быстро, насколько я помню.

Хорошо, тогда, Владислав Леонидович. Огромное вам спасибо!


И маленький комментарий вдогонку.

Насчёт скоропостижной смерти Сагата Ашимбаева (1947-1991) ходили упорные слухи, что, дескать, он осуществил видеозапись обращения политика Нурсултана Назарбаева, где тот поддерживал ГКЧП. Путч 19-22 августа 1991 года провалился, и Ашимбаева якобы ликвидировали 26 августа, как ненужного свидетеля поспешного выступления товарища Назарбаева. Однако, скорее всего, это ложная информация. Как свидетельствует тот же Леонид Кравченко (1938-2018): “… с самого утра уже стали приходить “перегоны” с заявлениями в поддержку ГКЧП. Кстати, в том числе от первых лиц Украины и Казахстана: Кравчука и Назарбаева. Их кассеты пролежали у меня в сейфе до вечера, а потом они же и попросили их вернуть”.

Таким образом, не было нужды устранять Сагатхана Ашимбайулы. Ведь свидетелей этой видеозаписи было предостаточно, как в Алма-Ате, так и в Москве.

Share
Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
4 views

Leave a Reply

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.