Рефат Чубаров: “Крымскотатарский народ является заложником русских оккупантов”

Председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Абдурахманович Чубаров любезно согласился ответить на мои вопросы. Беседа состоялась 13 сентября 2019 года. Ниже приводится её видеозапись и стенограмма.

Вот, Рефат Абдурахманович, такой вопрос. В прошлом году я был на траурной церемонии, посвящённой памяти крымскотатарского геноцида. Видел там много дипломатов из США, Японии, европейских стран. Но, к сожалению, практически не было представителей Средней Азии, Казахстана. Почему, вот, якобы братские народы, а, на самом деле, в такой горестный момент рядом с вами были американцы, европейцы. А, вот, тюркских было мало представителей. Как вы к этому относитесь?

Ну, вы знаете, что все официальные мероприятия, проводимые в Украине, в частности в Киеве, и с приглашением дипломатического корпуса, организовываются Меджлисом крымскотатарского народа совместно с органами государственной власти Украины. Мы в части приглашения дипломатов взаимодействуем с министерством иностранных дел Украины и, конечно, участие дипломатов в различного рода мероприятиях, особенно посвящённых дню памяти жертв геноцида крымскотатарского народа, другим событиям. Для нас есть очень важными. И хотя бы ещё потому, что, если мы уже говорим о странах Центральной Азии и о Казахстане, то так получилось, что в двадцатом столетии очень часто помимо своей воли, но наши судьбы, судьбы многих крымских татар оказались переплетёнными с судьбами людей, живущих особенно в Узбекистане, но и в Киргизии, и в Таджикистане, и в какой-то мере в Казахстане. Мы были депортированы в Советском Союзе тем режимом, и десятилетиями проживали вне своей Родины. Вы знаете, я меньше всего хотел бы сейчас оперировать категориями “близкие народы”, “братские народы”, даже “тюркские народы”. Хотя, конечно, очень важна, очень важно само… Такое, знаете, ощущение себя частью общетюркского мира. Тем более, я надеюсь, многие ваши пользователи знают о том, что в начале… В конце девятнадцатого столетия, в начале двадцатого столетия основные идеи, которые призывали к всетюркскому объединению, они исходили из Бахчисарая. Исмаил Гаспринский – всемирно известный тюркский просветитель. Издатель: газета “Терджиман”. Идея создания общетюркского единого литературного языка и многое другое. Тем не менее, при всей важности отнесения себя к большому тюркскому миру, для меня, как представляется, очень важно… Очень важно позиционирование в этом глобальном современном мире, позиционирование на стороне демократии или авторитаризма.

И тут возникает очень много вопросов, когда те или иные государства – вернее, их правительства – пытаются определить свою позицию в каких-то конкретных вопросах. И мы одних из них уже коснулись – вопросы о нашем прошлом трагическом. Или, когда правительства пытаются определить свою позицию при голосованиях по ряду вопросов. Скажем, в ходе Генеральной ассамблеи, заседания Генеральной ассамблеи ООН. Или на заседании Совета безопасности. Или поведение той или иной делегации на заседании Парламентской ассамблеи Совета Европы, ОБСЕ, других международных институтов. И нередко позиция правительств исходит не из… Вот, ну, не из необходимости выбирать между справедливостью, честностью, открытостью. А исходя из реальной ситуации, которая в представлении чиновников конкретных правительств складываются в их странах или в их регионе. И здесь, когда теперь уже мы, наконец-то, подходим к дипломатам, которые представляют Казахстан. Они, видимо, руководствуются общими установками. Ну, не видимо. Они руководствуются установками, которые получают из Центра. Позиция правительства Казахстана по многим вопросам, связанным с Украиной, с положением во временно оккупированном Крыму, с положением крымскотатарского народа, который сейчас является, по сути, заложником у русских оккупантов. Позиция правительства Казахстана, она всегда исходит из собственных представлений о роли и влиянии Москвы на Казахстан. И поэтому казахские дипломаты… Казахстанские – правильно, если мы говорим о государстве – дипломаты часто занимают позицию нам неприемлемую. Поскольку их позиция определяется всегда, или в большей своей части, влиянием Москвы на Казахстан. А Москва всегда влияет таким образом, чтобы её не осуждали за её агрессию против своих соседей. Будь то против Грузии, или против уже Украины. Москва всегда старается так влиять на своих близких и дальних соседей, чтобы их всегда удерживать в кругу своих интересов. Казахстан в силу очень многих и, зачастую, объективных обстоятельств и причин пока ещё не в состоянии игнорировать то давление, которое проявляется со стороны России по отношению к Казахстану.

И, вот, ещё такой вопрос немножко с другой стороны, если посмотреть. Более пяти лет назад, когда начались вот эти трагические события в Крыму, на Донбассе, я общался с украинскими дипломатами в Алма-Ате и чем мог им помогал: информацией и так далее. И один из работников консульства, Роман Коружинец, высказал недовольство, что, мол, крымские татары, конечно, проводили там митинги против оккупации и так далее. Но он был недоволен тем, что они не действовали более решительно. Вот, как вы думаете то, что в Крыму произошло такое негативный результат – это из-за того, что ваши действия и действия украинских официальных властей были несогласованы? Вы как-то вразнобой работали. 

Я думаю, что тому казахстанскому дипломату, которого вы упомянули…

Нет, он украинский, Роман Коружинец. Он представитель Украины был в Казахстане.

А представитель Украины… Ну, я хотел бы тогда, чтобы он что-то подобное, скажем так, озвучил здесь, в Киеве. И, желательно, в нашем присутствии. Поскольку ему, если им такое было сказано…

Да, да. Это мне было сказано.

Если это было такое сказано, то ему уж точно известно о том, кем является Россия, вторгшаяся в конце февраля 2014 года в Крым, и какой военной мощью обладает данное государство. И ему должно было быть очень хорошо известно о положении, собственно, крымских татар к 2014 году в Крыму. Их численность, насчитывающая около триста тысяч человек. Абсолютно дисперсно. Такая разбросанная по всему, расселённая по всему Крыму в окружении людей, чьё отношение, собственно, к украинскому государству и к России коренным образом отличалось от отношения самих крымских татар. Но при этом – знаете? – здесь можно много говорить. Но этот дипломат должен был просто себе реально отдавать отчёт, что, когда осуществляется военное вторжение со стороны государства чужого на территорию другого государства, то всегда есть институты, которые обязаны предпринять все меры и усилия для того, чтобы противодействовать этой агрессии и защитить территориальную целостность. В условиях, когда ни одна воинская часть, ни одно военное, воздушное судно не выступили против вторжения российских войск. В условиях тогда, когда десятки органов государственного управления и власти заняли позицию абсолютного перехода на сторону вторгающейся тогда российской армии. В условиях, когда специальные службы, как СБУ, министерство внутренних дел, прокуратура и десятки специальных таких институций, призванных защищать территориальную целостность и государство. Они в подавляющем большинстве своих сотрудников перешли в открытую на сторону противника. Рассчитывать на то, что гражданские люди без всякого вооружения, мирные люди, не обладающие никакими навыками специальных там приёмов, действий. В условиях тотального окружения людьми, разделяющими в значительной своей части другие подходы к России, к российской армии. В условиях, когда ни один гарнизон не вышел за рамки и за пределы своих заборов, говорить о том, что некое сообщество, объединённое по этническому признаку, должно было организовать открытое военное сопротивление вторгающимся русским войскам. Это означает не более того, как ожидание того, чтобы это небольшое сообщество было отдано в результате таких действий прямому растерзанию этих вступающихся, вступавших на Крым русских войск.

Я знаю, что были такие сценарии, которые исходили из того, что совершаются провокации с убийством десятков людей. Эти провокации связываются с крымскими татарами и направляются войска против посёлков компактных, компактного проживания крымских татар. И проводятся погромы. И потом стимулируется такое, знаете, негативное отношение к крымским татарам со стороны гражданского населения. Поскольку случились жертвы, убийства и в итоге русские войска, которые к тому времени контролировали полуостров, как бы создают гуманитарный коридор и всех крымских татар выселяют в материковую часть Украины. Такие планы у Кремля были. И это уже сегодня не секрет. И этот дипломат, который позволил себе с таким упрёком выступить в отношении крымских татар, он прежде всего является негодяем. Потому что не увидел роли ни одного из институтов государства, которые создаются, готовятся, обучаются и призваны защищать территориальную целостность. И их, вот… Ну, измену этих органов он почему-то решил возложить на крымских татар. Я меньше всего склонен сравнивать поведение разных этнических сообществ, но для того, чтобы уже поставить точку в этом вопросе, я скажу, что в Крыму на момент вторжения русских войск этнический состав характеризовался следующим образом: 58 процентов – этнические русские, 25 процентов – этнические украинцы и 13 процентов тогда были этнические крымские татары. 25 процентов – этнические украинцы и 13 процентов – этнические крымские татары. Я позволю себе сказать утвердительно, что только крымские татары, только крымские татары в организованном порядке, открыто и массово выступили мирный, ненасильственный способ против оккупации Россией Крыма. Других организованных сообществ мы не видели.

Share
Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
2 views

Leave a Reply