Федерализация Казахстана: поспешать медленно

В июне 2020 года исполняется сто лет разгрому белоказацкого мятежа в городе Верный (ныне Алматы). Важную роль в этой победе сыграл видный революционер и писатель Дмитрий Андреевич Фурманов. В 1924 году он напишет замечательный роман «Мятеж», посвящённый этим тревожным событиям.

Кстати, «Мятеж» – это одно из немногих произведений мировой литературы, где рассказывается о жесточайшем подавлении народно-освободительного восстания Амангельды Иманова 1916 года в царской России. Позвольте привести характерную цитату: «Царское правительство с молниеносной быстротой помчало сюда карательные отряды, помчало транспорты оружия, которым снабдило кулаков… И пошла резня. Открылась неравная кровавая битва: с одной стороны вооруженные отряды и освирепевшие кулаки, с другой стороны – почти безоружное туземное население, которому отчаяние и круглая безвыходность придали силу, отвагу и стойкость изумительную. Там, где врасплох заставали крестьян или задремавший отряд, киргизы (казахов тогда называли киргизами или киргиз-кайсаками – Д.Н.) расправлялись жестоко со своими угнетателями, но, разумеется, долго выдержать они не могли, были разбиты и здесь и там, были теснимы все дальше, все дальше от своих кишлаков, – и скоро очумевшая от ужаса пятидесятитысячная масса рванулась через границу и ушла в Китай… А здесь, на месте, творились ужасы: насмерть засекали нагайками детей на глазах у матери; малюткам, ухваченным за крошечные ножки, мозжили голову о деревянный столб и мозгами обрызгивали стоящих вокруг хохочущих палачей; пленников строили шеренгой и одному за другим срубали головы, протыкали шашками, выпускали кишки, пропарывая живот. Изнасилованиям женщин и девушек, конечно, не было счету. В огне пожарищ похоронены целые кишлаки… Несчастное население считало себя заживо погребенным».

Великий друг казахского народа, Д.А. Фурманов, был одним тех, кто не допустил повторения трагических событий 1916 года. В честь этого героя надо переименовать центральные улицы и площади городов Казахстана. Его произведения надо включить в программу по литературе казахстанских школ, снять художественный фильм по мотивам «Мятежа». Почему этого не происходит? Да потому что Дмитрий Андреевич является злейшим врагом нынешних властей Казахстана, взявших курс на ползучую федерализацию нашей страны. Вождь мирового пролетариата Владимир Ильич Ленин восстановил казахскую государственность, даровав статус национальной автономии некогда безликим губерниям в составе Российской империи. В отместку за это эпохальное деяние нынешние власти Казахстана злобно переименовали города и улицы, посёлки и деревни, названные в честь Ильича. А вот важнейшие города Казахстана – Павлодар и Петропавловск – названные в честь российских императоров, угнетавших казахский народ, по-прежнему носят имена наших врагов. Преклонение перед Российской империей со стороны местных удельных князьков приобретает иногда изощрённые формы восточной лести. Например, мэром Семипалатинска назначен чиновник по имени Ермак, названный в честь Ермака Тимофеевича – казачьего атамана, захватившего Сибирь. Вы можете себе представить, чтобы, к примеру, мэром Смоленска был индивид по имени Адольф? Если продолжить ономастическую тему, то следует заметить, что в угоду чужеродным силам было упразднен благозвучный казахский топоним Акмола («Белая святыня»). Даже русские цари не осмелились менять это благообразное название, основав крепость Акмолинск. Но местечковые манкурты и здесь отличились. Сначала этот город переименовали в Астану, что созвучно прозвищу нечистой силы. Да и нынешнее название столицы, Нур-Султан, по-арабски означает «Лучезарный правитель» или «Люцифер» («Светоносный» на латыни).

Возвращаясь к вопросам литературы и искусства, отметим, что в список для чтения на лето 11 класса казахстанской школы внесён опус Александра Солженицына «Архипелаг Гулаг». Сей автор, выдвинувший в начале 1990-х годов территориальные претензии к нашей республике в очерке «Как нам обустроить Россию», и в своём главном произведении распространял лживые измышления в наш адрес. Например, вот что он пишет по поводу маршала Будённого: «… до сих пор во всём Казахстане – ни одного колхоза его имени, ни одного портрета». Между тем, Андрей Михайлов в заметке «Про голодомор в Казахстане», опубликованной в ежедневной общественно-политической республиканской газете «Экспресс К» 22 октября 2011 года, пишет: «В Санкт-Петербургском музее политической истории мне на глаза попалась любопытная фотография, относящаяся к самому трагичному моменту истории советского Казахстана. «Пионеры колхоза им. С. М. Буденного собирают колоски пшеницы, оставшиеся в поле. Уральская область. 1933 год». А до 4 мая 1993 года аул Жалантос в Туркестанском районе Южно-Казахстанской области назывался селом Будённый. Опять-таки, вы можете себе представить, чтобы, к примеру, российским школьникам рекомендовали читать сочинения гитлеровского идеолога Альфреда Розенберга?

image host

Кстати, сын скандального писателя, Ермолай Солженицын, был почётным гостем III Международного железнодорожного бизнес-форума «Стратегическое партнерство 1520: Центральная Азия», прошедшего с 12 по 14 ноября 2012 года в столице Казахстана. Нынешний премьер-министр РК Аскар Мамин был тогда главой национальной железнодорожной компании, и встретил Ермолая Александровича с распростёртыми объятиями. Разумеется, и речи не могло быть о том, чтобы Е.А. Солженицын принёс извинения перед казахским народом за лживые утверждения своего отца. Не 37-й год, чай! Нет понятия «дети врага народа». Сын за отца не отвечает, понимаешь! А вот дочь Д.А. Фурманова, участница Великой Отечественной войны Анна Дмитриевна Фурманова (1918-2011), так и не была с почестями приглашена в Казахстан. Наблюдается и такая странная половинчатость ономастической политики местных царьков. В городе Алматы есть улицы, названные в честь подчинённых Д.А. Фурманова по разгрому верненского мятежа – татарина Багаутдина Шагабутдинова и дунганина Магазы Масанчи. Однако здесь нет улицы или проспекта, названных его именем. Возможно, мы имеем дело с очередным проявлением юдофобии. Ведь и сам Дмитрий Андреевич пишет в “Мятеже”, что белоказаки оскорбляли его, называя “жидом”.

А если обратиться к административно-территориальному делению Казахстана, то формально мы являемся унитарной страной. Вроде бы, югославский или крымский сценарии у нас невозможны в принципе. Но есть ряд населённых пунктов и районов, в той или иной степени контролируемых Россией. Например, Северо-Казахстанская область – это вотчина российских железных дорог. Ибо по данному формально казахстанскому региону пролегает участок Транссибирской магистрали. Космодром Байконур – это огромный научно-технический комплекс мирового значения, формально принадлежащий Казахстану. Но на деле – это российская территория, сданная нами в долгосрочную аренду на кабальных условиях. Красноречивые свидетельства оккупированного статуса космодрома содержатся в Договоре его аренды, заключённом между правительствами России и Казахстана. Так, согласно шестому пункту первой статьи Договора, только военнослужащие РФ являются частью персонала космодрома, а с казахстанской стороны могут быть только гражданские лица. А согласно девятому пункту шестой статьи, глава администрации города Байконура назначается совместно президентом Российской Федерации и президентом Республики Казахстан по представлению российской стороны. И всё это продлено минимум до 2050 года.

Но ползучая федерализация даёт о себе знать и в других регионах республики. Например, недавнее переименование Южно-Казахстанской области в Туркестанскую область – это реверанс в сторону узбекских партнёров Акорды. Например, Ташкент был столицей Туркестанской области в составе Оренбургского генерал-губернаторства Российской империи и Туркестанской Автономной Социалистической Советской Республики в составе РСФСР. Штаб Туркестанского военного округа Русской императорской армии и Вооружённых Сил СССР всегда находился в Ташкенте. Символично, что переименование Южно-Казахстанской области состоялось 19 июня 2018 года, а в декабре того же года вышел указ президента Казахстана о награждении российского-узбекского олигарха Алишера Усманова орденом «Достық» («Дружба»). Подобное переименование и награждение не сулит ничего хорошего бывшей Южно-Казахстанской области, граничащей с густонаселенным Узбекистаном.

Федерализация Казахстана обретает свои контуры и в законодательстве республики. Например, 22 декабря 2016 года тогдашний глава государства подписал закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам противодействия экстремизму и терроризму», где предусматривается обязанность граждан зарегистрироваться по месту жительства. То есть, если гражданин Казахстана прибудет в другой регион своей же страны, то он обязан зарегистрироваться в течение месяца. В противном случае его оштрафуют. Таким образом, усиливается разобщённость наших регионов. Есть факты и узаконенного притеснения граждан республики по национальному признаку. К примеру, обратите внимание на Указ Президента Республики Казахстан “О порядке решения вопросов, связанных с написанием фамилий и отчеств лиц казахской национальности” от 2 апреля 1996 года и Приложение N 1 к приказу МВД РК от 30 апреля 1996 г. N 154 (Инструкция о порядке написания в паспортах и удостоверениях личности фамилий, имен и отчеств лиц казахской национальности в соответствии с историческими сложившимися традициями казахского народа). Почему в, казалось бы, унитарном государстве граждане одной национальности должны иметь преимущество в таком важном вопросе, как написание ФИО в паспортах и удостоверениях личности? Почему курды, чеченцы или украинцы, являющиеся гражданами РК, имеют меньше прав по смене фамилии, чем их сограждане казахской национальности?

Что касается донбасского сценария для Казахстана, то в целом его реализация маловероятна. Ещё в 1979 году была неудачная попытка создания, к примеру, немецкой автономии в Целиноградской области. Определённым отголоском тех национально-территориальных экспериментов является существование Уйгурского района Алматинской области. Кстати, незадолго до своей смерти учёный-правовед Салык Зиманов был принят тогдашним президентом РК. Чиновник спросил академика: «Есть ли у вас какие-то пожелания?» На что Салык Зиманович ответил: «У меня только одно пожелание: переименуйте Уйгурский район». Лихо переименовывающий и упраздняющий целые области республики, президент так и не захотел уважить последнюю волю учёного. Такая молва ходит в академических кругах нашей страны.

Очевидным фактом ползучей федерализации является и наличие двухпалатного парламента в «унитарном» Казахстане. Вот что пишет генерал КГБ Закаш Камалиденов о жарком споре с тогдашним первым секретарём ЦК Компартии Казахской ССР Геннадием Васильевичем Колбиным на 165-й странице  своих воспоминаний «Өмір жолдары» («Дорогами жизни»), увидевших свет в 2010 году: «Мы с ним крепко спорили, я не соглашался с его мнением о создании 2-х палат в Верховном Совете республики: 1) республиканская палата, 2) палата национальностей». Нынешние власти Казахстана лишь претворили в жизнь старую московскую заготовку. Правда, они даже усилили сепаратистский потенциал парламента, создав пресловутую Ассамблею народа Казахстана. Это хорошая база для возможного раздробления нашей страны по национально-территориальному признаку. Но на крепком хозяйственнике, борце со взяточничеством и пьянством Г.В. Колбине нет вины перед казахским народом за кровавые события декабря 1986 года!

О предполагаемых виновниках декабрьской трагедии рассказывает кандидат исторических наук Каришал Асан Ата (Асанов) на 310-й странице своего монументального исследования «Призрак независимости», опубликованной в 1997 году: «Если  держаться  правды,  то  Вы  17  декабря  1986  года,  находясь  вместе  с Камалиденовым  и  Мукашевым  на  правительственной  трибуне,  что  на  бывшей площади  Брежнева  (очевидцев  больше,  чем  достаточно!),  со  всей  строгостью предупредили  безоружную  молодежь:  «Если  сейчас  добром  не  разойдетесь, будет  применена  сила!»  Этот эпизод подтверждает сегодня сам экс-начальник генштаба Советской армии генерал армии В. Лобов, в «Ленинской правде» (29.09.1991 г.)  он пишет, что на заседании бюро ЦК компартии Казахстана, проходившем в тот день, наиболее ретивые члены бюро требовали немедленного ввода войск (см. статью «Надо ли бояться человека с ружьем?»). Что-то не слышно было, будто Вы на этом заседании выступили против линии ЦК?  Но когда я Вас прилюдно на учредительном съезде партии народного конгресса Казахстана спросил: «Кто же все-таки были эти ретивые члены бюро?», Вы не смогли дать вразумительного ответа.  Потому я вынужден полагать, что постыдное предложение внесли именно Вы с З. Камалиденовым, а остальные просто поддержали Вас.  После этого на площадь вошли пожарники и бронетранспортеры, а потом и танки с «Альфой». Вот Ваша реальная заслуга перед казахской нацией в те трагические дни, глубокоуважаемый Нурсултан Абишевич!»

А бывший первый секретарь ЦК Компартии Казахской ССР Динмухамед Ахмедович Кунаев, выступая на июньском пленуме ЦК КПСС 1987 года, назвал виновника декабрьской трагедии: «Именно вот этим безобразиям дал толчок председатель т. Назарбаев». И после распада СССР товарищ Назарбаев остался верен Центру. 1994 год. Чеченцы мужественно сражаются за свою независимость. Украина отстояла Крым. А Нурсултан Абишевич верноподданнически выдвигает инициативу евразийского союза. Каришал Асан Ата с болью говорит на 284-й странице «Призрака независимости» о том, что «видимо, не зря появились в Грозном частушки: Это мы, кавказская Чечня, А не казахская степня…» И с распадом СССР Казахстан по-прежнему остаётся свалкой, испытательным полигоном. Только если раньше мы были всесоюзной помойкой, то сейчас приобрели международный статус. Например, со всего света к нам стали ввозить радиоактивные отходы. Поэтому не исключена вероятность того, что федерализация Казахстана в итоге обернётся иракским или сирийским сценарием, когда государство, обречённое на заклание, делится между несколькими странами.

Share
Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
10 views

Leave a Reply