Нурлану Шабдару и президент не указ

Президент Токаев по крайней мере до 25 ноября 2008 года носил имя “Касымжомарт”. Вскоре он решил щегольнуть слегка видоизменным именем “Касым-Жомарт”. В некотором роде, он словно предвосхитил метаморфозу: “Нурсултан” – “Нур-Султан”.

Первая страница решения районного суда, 2011.

Несгибаемый борец с коррупцией, или матёрый боец коррупции, в Актюбинске Нурлан Шабдар по крайней мере до осени 2011 года официально назывался “Нурланом Шабдарбаевым”. На это указывают последнее посещение им своей страницы в “Одноклассниках” 31 октября 2011 года под своим старым ФИО и газетная публикация “Хоргосское дело: первая кровь” от 10 ноября 2011 года, где он также именуется “Нурланом Шабдарбаевым”. Казалось бы, косметическое изменение ФИО не является темой для серьёзного разговора. Однако законодательство РК ставит жёсткие рамки для смены имени и фамилии. Простой человек не смог бы проделать подобные трюки.

Дело в том, что когда Токаев изменил своё имя (примерно 2009-2012 годы), ЗАГСы РК не регистрировали двойные имена. Почему-то для него было сделано исключение. А смена фамилии, проделанная Шабдарбаевым, и сейчас невозможна для обычных людей: “-баев” можно только сократить до “-бай”, но не убрать. Кстати, в законодательстве РК о браке и семье существует и дискриминация по национальному признаку. Тому свидетельством – Указ Президента Республики Казахстан от 2 апреля 1996 г. N 2923 “О порядке решения вопросов, связанных с написанием фамилий и отчеств лиц казахской национальности”. Все граждане РК равны перед законом. В этом же указе говорится об исторически сложившихся традициях казахского народа, в соответствие с которыми должно быть приведено написание казахских фамилий и отчеств. Что за апартеид?! А граждане Казахстана украинской, немецкой или татарской национальности не имеют своих традиций, и их фамилии и отчества могут быть написаны как попало?!

Вторая страница решения районного суда, 2011.

 

Примеры из жизни. Алматинская немка Ева Бехер не смогла официально присвоить своим дочерям имена “Анна-Мария” и “Катарина-Марта”. Об этом рассказывает материал 2010 года “В Казахстане легализуют двойные имена”. Но такую возможность простые смертные получили лишь в конце 2019 года: “Двойными именами можно называть детей в Казахстане”.

Осенью 2010 года я поговорил с актёром Тунгушбаем Жаманкуловым во время юбилейного вечера композитора Е. Рахмадиева. Т. Жаманкулов сказал мне, что ему не разрешили поменять его фамилию. Хотя в законе и тогда была возможность смены неблагозвучной фамилии (“Жаманкулов” означает “плохой раб”). Однако критерии благозвучности-неблагозвучности – вещь субъективная. Её устанавливают на глазок работники ЗАГСа, которые являются зачастую не регистраторами, а распорядителями чужих ФИО.

В 2011 году я судился по поводу того, чтобы полностью убрать убрать приставку “-баев” из своей фамилии, мотивируя это тем, что я – творческий человек и подобная феодальная приставка для меня – неблагозвучна. О моём случае упоминали в СМИ:“Ой-бай, Наурызбай!” Однако у меня нет коррупционно-антикоррупционных ресурсов господина Шабдарбаева, который без суда и следствия стал Шабдаром. Конечно, положительное влияние на быструю и эффективную смену его фамилии оказало и то обстоятельство, что гражданин Шабдарбаев-Шабдар был советником председателя Верховного Суда РК с февраля по август 2010 года. А с сентября 2011 года по февраль 2012 года он был советником премьер-министра Казахстана. То есть, Нурлан не просто был знаком с руководителями судебной и исполнительной властей РК, но и учил их уму-разуму на официальной основе.

Кстати, в вводной части решения от имени Республики Казахстан, вынесенном районной судьёй Муханбаевой 11 мая 2011 года (там даже дата принятия решения поставлена на русском языке, хотя оно выносилось на государственном языке), оставленном без изменений городским судом Алматы, даже её фамилия написана с ошибкой: “Муханбева”. А простенькое казахское слово “ғимаратында” (“в здании”) искажено как “ғиматарында”. В его концовке и моя официальная фамилия была искажена: вместо “Наурызбаевтың” написано “Наурыбаевтың”. Таким образом, это решение не только юридически, но и грамматически – безграмотно. Однако я не Шабдарбаев-Шабдар. Даже если закон и орфография на моей стороне, в расчёт принимаются другие соображения.

Стоит внимательнее приглядеться к гражданину Шабдару-Шабдарбаеву, который смог обойти даже указ президента Казахстана от 2 апреля 1996 года. В этом смысле Нурлан превзошёл даже такого многоопытного казахского политика, как Касым-Жомарт Кемелевич Токаев. Ведь гражданин Токаев лишь поменял своё имя, что не запрещается указом Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации Н.А. Назарбаева. Таким образом, клан Шабдаров-Шабдарбаевых недвусмысленно показал, что он в табели о рангах организованной преступности китайско-российского протектората-кондоминиума “Казахстан” стоит выше клана президента Токаева. Ведь сам глава клана Шабдаров-Шабдарбаевых – одиозный генерал Аман Шабдарбаев – заявил в интервью, данном в марте 2013 года: “Также я не собираюсь разглашать секреты Назарбаева”. Тем самым, Аман, у которого язык как шнурок развязался, сам признался в наличии у него рычагов влияния на Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации Н.А. Назарбаева. А вот у гражданина Токаева таких чемоданов компромата на своего формально бывшего шефа не наблюдается.

Share Button
Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
15 views

Leave a Reply