На дне токаевской “демократии”

Подавляющее большинство стран мира освобождается от пут коронабесия. Но китайско-российский протекторат “Казахстан”, где наместником служит сино-русофил Касым-Жомарт Токаев, все ещё находится под влиянием липовой пандемии. Например, даже граждане “Казахстана”, возвращающиеся из-за рубежа, всё ещё вынуждены в массе своей предъявлять “казахстанским” пограничникам результаты дорогостоящих ПЦР-тестов или же вредоносной вакцинации. Там же шакалят и менты. Скажем, на российско-казахстанской границе в Актюбинской области вместо того чтобы защищать правопорядок полицейский-конвоир Кайрат Каримович Касинов готов отконвоировать граждан РК, не имеющих результатов ПЦР-тестов или вакцинации, на унизительный карантин. Но преемник диктатора Назарбаева — кровавый дипломат-чемодан Токаев — не намерен ограничиваться коронабесием. С 1 января 2023 года все граждане “Казахстана” будут обязаны сдавать свои отпечатки пальцев для того, чтобы получить удостоверение личности. Всеобщее дактилоскопирование населения — это признак тоталитарных государств вроде фашистской Италии, Китая и Южной Кореи. Таким образом, государство, руководимое индивидами и классами со своими субъективными интересами, вторгается в биологическую сферу, являющуюся прерогативой объективной Природы. В своё время гораздо более демократичный дипломат Рахат Мухтарович Алиев был одним из тех, кто не допустил всеобщего дактилоскопирования населения “Казахстана”. В частности, в этих целях 1 февраля 2002 года была опубликована статья Руслана Минулина “Оставьте свои пальчики!” в алиевской газете “Караван” с эффектным подзаголовком: “МВД заработает на наших “пальчиках” $30 миллионов”.

Скан статьи Руслана Минулина "Оставьте свои пальчики!", опубликованной в газете "Караван" 1 февраля 2002 года.

Третий год подряд МВД с упорством одержимого хочет снять с каждого взрослого казахстанца отпечатки пальцев и получить их в своё безраздельное владение.

Отпечатки пальцев у криминальных личностей в Казахстане собирают уже около полувека. Дактоархив был сначала в ведении НКВД, затем он перешёл в ведение Министерства охраны общественного порядка. Оттуда карточки переехали в МВД. В годы независимости архив подмял под себя ГСК, а уже оттуда в 1997 году “пальчики” по Указу президента “О мерах по дальнейшему реформированию системы правоохранительных органов” переехали в Ц(Д) ЛСиИ – Центр дактилоскопии, правовой статистики и информации при Генпрокуратуре. Региональные дактилоскопические учеты сегодня работают в 11 областях республики, сам центр находится в Алматы. Основанием для снятия отпечатков может послужить определение или приговор суда, постановление следственных органов. Отпечатки пальцев снимают у граждан для установления личности (если есть основания полагать, что задержанный называет вымышленное имя); для выявления у него судимостей в прошлом и для идентификации трупа.

Сегодня главным публичным лоббистом поголовной дактилоскопии граждан выступает заместитель министра МВД РК Бексултан Сарсеков. Хотя летом 2000-го он на пресс-конференции в Алматы яростно открещивался от авторства этой идеи. Если, мол, кто-то думает, что МВД сей проект “проталкивает”, он ошибается или неправильно понял, говорил г-н Сарсеков. Нам, мол, этого не надо, средств и возможностей для раскрытия преступлений у нас и без того хватает.

Нынче носители этой идеи перестали скромничать и вышли из тени. Наверное, с раскрываемостью — полный швах. “Мы совершенно осознанно предлагаем гражданам, достигшим 16-летнего возраста и старше, при оформлении документов проходить дактилоскопическую регистрацию” — так звучит позиция г-на Сарсекова теперь, в 2002-м.

ВЕЛОСИПЕД УЖЕ ИЗОБРЕЛИ

Законопроект МВД “О государственной дактилоскопической регистрации в РК” побывал на экспертизе в Генпрокуратуре. Проект МВД оказался плохой копией российского Закона “О дактилоскопической регистрации в Российской Федерации”. Скопированными оказались практически все положения — даже ошибки и недочёты аккуратно переписаны из российского закона в казахстанский законопроект. Удивительно, но ни тот, ни другой законы не конкретизируют, когда именно возникает необходимость идентифицировать гражданина. Когда его разрез глаз не понравился патрульному? Когда он перешел дорогу в неположенном месте или когда он скоропостижно скончался?

Но благословения Генеральной прокуратуры полицейские генералы не дождались. Отзыв был очень резким и смахивал на отповедь. Прокуроры вежливо, но жёстко напомнили, что ими уже собрана база в 1300 тысяч дактокарт. Этим занимается созданный указом президента Центр (дактилоскопии) правовой статистики и информации (Ц(Д)ПСиИ), десятки его сотрудников уже накопили огромный опыт, и нет никакого смысла вновь изобретать велосипед.

В прокуратуре удивились, почему именно дактилоскопическую регистрацию, а не какую-либо иную в МВД решили закрепить законодательно. Хотя ответ лежит на поверхности: слежка за передвижением гражданина необходима только той структуре, которая видит в нём прежде всего потенциального преступника: убийцу, насильника, грабителя.

ДАЙ, ДРУГ, НА СЧАСТЬЕ РУКУ МНЕ

Получив полный разнос, авторы законопроекта больше свои варианты в Генпрокуратуру не посылали. Зачем переть в гору, когда её можно обойти? Со своей инициативой генералы вышли напрямую в правительство.

Опасаясь очередного фиаско, министр внутренних дел Булат Искаков попросил содействия лично у премьера и честно покаялся в том, что шансов у его затеи маловато: “Некоторые ведомства страны — Генеральная прокуратура, КНБ, Комиссия по правам человека при президенте РК — считают законопроект не бесспорным с точки зрения соблюдения прав и свобод граждан. Ряд высказываний в прессе показал, что население страны негативно относится к дактилоскопической регистрации и связывает её с наступлением полицейского произвола. (Выделено мной. – Р. М.) На этом фоне внесение в парламент законопроекта Министерством внутренних дел отрицательно скажется на процедуре его прохождения”.

Премьер, видно, проникся величием момента и озаботился судьбой неопознанных трупов и горькой долей пожарных со спасателями, распространив их нелегкую судьбу на всех 16 миллионов граждан Отечества. На всякий пожарный, видать. Проект поступил в парламент — по инициативе премьера, заметьте, а не с подачи МВД.

Мажилис был так шокирован инициативой МВД, что депутаты долго не могли прийти к единой, внятной позиции.

ЗАЧЕМ ТЕБЕ ЗНАТЬ, КОГДА ОН УМРЁТ?

“Законопослушному гражданину, пока он не стал преступником или трупом, нужны чёткие гарантии незлоупотребления составленной на него дактокартой”, — говорит директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгении Жовтис.

По его мнению, важно уже сегодня избавить полицию от соблазна просто прошерстить сограждан, отпечатки должны храниться в прокуратуре или в Минюсте, но не в МВД. Хотя и без дактокарт существует множество способов выудить самую полную информацию о каждом, кто держит в руках этот номер “Каравана”. Давайте подсчитаем, кто нас берёт на карандаш?

Министерство труда и социальной защиты населения присваивает гражданам социальный индивидуальный код — СИК. Министерство государственных доходов нумерует граждан через расчётные номера налогоплательщиков — РНН. Агентство по статистике собирает сведения о казахстанцах в ходе переписи. Пронумеровав своих абонентов, “Казахтелеком” располагает сегодня полной информацией на каждого, у кого дома стоит телефон. Своё досье на судимых граждан ведёт Генеральная прокуратура. Огромным архивом данных на жителей располагают КСК, районные поликлиники, отделы кадров, банки, расчётные центры, которые готовят счета к оплате коммунальных услуг, адресные бюро и социологические службы. Адреса места жительства скоро также будут впечатаны в каждое удостоверение личности граждан РК. И ни в одном случае персональная информация о гражданах не защищена единым законом.

“Интимные сведения становятся известными неопределённому кругу лиц. И у меня есть основания предполагать, что в Казахстане собранная для благих целей информация вполне может пойти потом по рукам”, — подытоживает г-н Жовтис.

За два с лишним года, что вынашивалась идея поголовного дактилоскопирования, цена вопроса выросла с 10 до 30 миллионов долларов. Эту сумму МВД получит из бюджета, если удастся убедить депутатов в принудительном клеймении сограждан. Пока парламентарии вернули проект “на доработку”. Торг начался?..

Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
4 views

Leave a Reply