“Клещ” и другие

Биография известного казахского кинорежиссёра и сценариста Бахытжана Саттарбековича Килибаева сама напоминает увлекательный фильм. Сын офицера КГБ, он поступил на престижный Восточный факультет Ленинградского государственного университета, но, не окончив его, вернулся в Алма-Ату, где среди прочего занимался и уголовно наказуемой спекуляцией дефицитными товарами ширпотреба. Б.С. Килибаев был соратником легендарного российского бизнесмена Сергея Мавроди, внёс вклад в агитацию и пропаганду кандидата Нурсултана Назарбаева на президентских выборах в Казахстане, 1999. Но, несмотря на свои всенародно известные работы в области кино и телевидения, этот деятель искусства так и не был удостоен высоких правительственных наград и званий. И вот 2 декабря 2022 года, при любезном содействии публициста и предпринимателя Даны Орманбаевой, мне посчастливилось вживую пообщаться с прославленным кинематографистом.

Наша беседа началась с обсуждения остросюжетного детектива “Клещ”, который был создан героем этой публикации в содружестве со своим давним товарищем — талантливым кинематографистом Александром Барановым. Эта лента по-своему уникальна для казахского кино, где преобладают исторические картины, комедии и авторские фильмы. Поэтому добротно снятый “Клещ”, напоминающий голливудские фильмы про гангстеров, занимает достойное место в истории нашего кинематографа. Кстати, хотя эта картина и не основана на реальных событиях, но жизненность её фабулы получила позднее своеобразное подтверждение в криминальной хронике республики. Дело в том, что махинации вокруг медпрепаратов, ставшие катализатором преступных деяний, описываемых в фильме, вполне могли произойти на Чимкентском химфармзаводе. А через несколько лет после выхода “Клеща” в прокат произошла целая серия криминальных событий в южном регионе, красочно описанная в документальных книгах борца с организованной преступностью Темиртаса Тлеулесова “Ордалы жылан” (“Скопище змей”) и “Шымкентская мафия”. То есть, создатели остросюжетного детектива чутко уловили веяние времени.

Коррумпированный полковник милиции в "Клеще".

Есть в этом фильме и персонажи, напоминающие исторических личностей. Например, коррумпированный полковник милиции, сыгранный замечательным туркменским актёром Артыком Джаллыевым, визуально похож на политика Иосифа Сталина. Такое вольное или невольное сходство вымышленных героев с реальными деятелями не редкость в мировом кинематографе. Скажем, в блистательной австралийской комедии “Данди по прозвищу “Крокодил” лифтёр в гостинице поразительно похож на классика американской литературы Эрнеста Хемингуэя. Кстати, есть в “Клеще” и характерный эпизод, перекликающийся с великолепным боевиком “Вид на убийство”, 1985, где британский шпион Джеймс Бонд отсиживается в затонувшем автомобиле. А в это время советский злодей-бизнесмен Макс Зорин, отменно сыгранный Кристофером Уокеном, со своими подручными стоит на берегу реки, желая удостовериться в гибели агента 007. Только в казахском боевике честный милиционер в исполнении боксёра-актёра Абдрашита Абдрахманова пережидает погоню в затонувшей карете скорой помощи, наблюдая за своими преследователями сквозь толщу воды.

Подлинной творческой удачей “Клеща” стала придуманная Бахытом Килибаевым игривая сцена с участием прекрасной Алики Смеховой и брутального Абдрашита Абдрахманова. Конечно, в истории мирового кинематографа есть множество запоминающихся эротических эпизодов, граничащих иногда с порнографией. Достаточно упомянуть натуралистичные моменты “Последнего танго в Париже” Бернардо Бертолуччи и откровенные сцены японской “Империи страсти”. Но мастерство казахского режиссёра проявилось в том, что деликатная материя интимных отношений показана не в вульгарном ключе, а изящно подана в виде иносказания, намёка. Сказалась советская школа кино, где, как правило, отвергалась низменность натурализма, животных страстей. Советские кинематографисты старались показать возвышенность любовных переживаний, красоту чувств и желаний.  Но, так как “Клещ” — это гангстерский, мужской фильм, женские роли здесь отходят на второй план. Одна из красивейших актрис Средней Азии и Казахстана Жанна (Жанат) Куанышева формально была исполнительницей главной роли, но фактически она лишь эпизодически мелькает в кадре.

Однако и в условиях капитализма Б.С. Килибаев не затерялся и нашёл применение своему творческому дару. Пожалуй, главным творческим достижением мастера  в переходный период стала рекламная кампания МММ, подарившая миру колоритного Лёню Голубкова. История рекламы знает немало запоминающихся образов. Это и мужественный ковбой “Мальборо” на фоне величественной природы, и король поп-музыки Майкл Джексон, расхваливающий “Пепси”. Эти дорогостоящие рекламные ролики сняты на высокопрофессиональной аппаратуре с умопомрачительными гонорарами для съёмочной группы. Конечно, в первой половине 1990-х годов казахский режиссёр не располагал и десятой долей подобных материальных и людских ресурсов. Но его вдохновенное трудолюбие и изобретательность, поддержанные командой единомышленников, позволили создать подлинные шедевры рекламного жанра.  В этом смысле Бахыт Килибаев похож на великого комедиографа Леонида Гайдая, который на скромном бюджете сотворил фантастически прибыльные “Кавказскую пленницу” и “Бриллиантовую руку”.

Интернационалист по происхождению и воспитанию, Б.С. Килибаев прежде всего воспевает свой родной город Алматы, свою родину — Казахстан. В его фильмах нередко звучит казахская речь, мелькают знакомые типажи и пейзажи. В этом отношении он напоминает блистательного публициста Эдуарда Галиевича Джилкибаева, который, являясь русскоязычным интеллигентом, был и признанным знатоком казахской литературы и искусства. То есть, гражданин мира Бахытжан Саттарбекович внёс больший вклад в пропаганду казахской культуры, чем иные формально чистокровные посконные патриоты. Поэтому значительный интерес представляют его размышления о Голливуде, кинематографе развивающихся стран Азии и Африки. Ведь он рассматривает эти процессы комплексно, в сложной диалектике развития. По его мнению, движущие силы Голливуда, определяющие общее направление его развития, с трудом поддаются описанию и представляют собой некие надгосударственные, наднациональные образования. А, скажем, арабский кинематограф, занимающий скромное место в мировой табели о рангах, ещё скажет своё веское слово. То есть, казахский режиссёр считает, что нынешний дисбаланс между значительными финансовыми ресурсами арабских стран и их относительно слабым кино будет постепенно преодолён усилиями нового поколения местных киношников.

К тому же, Б.С. Килибаев высказывает порой оригинальные, парадоксальные мысли в духе Оскара Уайльда. Например, своё нежелание снимать фильмы ужасов он объясняет суеверным страхом: “А вдруг на том свете я попаду в миры, созданные здесь в моих фильмах?” Такой необычный образ мышления изобличает в нём человека с недюжинной фантазией. Однако его фильмы и рекламные ролики отличаются реалистичной, в чём-то приземлённой тематикой. Вот такая парадигма Килибаева.

Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
13 views

Leave a Reply