“ПИНЯ ИЗ ЖМЕРИНКИ”

27 октября 2010 года я, впервые в интернете, разместил здесь полный текст легендарного фельетона Василия Ивановича Ардаматского “Пиня из Жмеринки”, опубликованный в журнале “Крокодил” 20 марта 1953 года. Спустя некоторое время сей фельетон загадочным образом исчез с моего блога. Видимо, у кого-то из националистов не выдержали нервы и был совершен постыдный акт самовольной цензуры. Но я снова выставляю утерянный выпуск на всеобщее обозрение!

Передо мной лежит куча документов. На каждой бумажке — сухие цифровые выкладки, подсчеты, анализы. А когда всё это прочитаешь, хочется задать такие, например, вопросы:
– Можно ли построить дом из ваксы? А из соды? Можно ли сытно питаться гвоздями?

И оказывается, что всё это можно. Для этого только необходимо поехать в Жмеринку и там войти в доверие к Пине Палтиновичу Мирочнику. Вот это фокусник! Всем фокусникам фокусник! Что перед ним звезда Госцирка Кио с его таинственным сундуком, в котором исчезает штатная дама-невидимка! Но забытый Гос­цирком, Пиня Палтинович Мирочник вынужденно пребывает на скучнейшей должности руководителя промкомбината Жмеринского райпотребсоюза. Ни тебе аплодисментов! Ни тебе восхищён­ных рецензий!

pinya

Помня о том, что Кио в своё время выступал с 75 ассистентами, Пиня Палтинович тоже окружил себя надёжными помощниками, хотя, надо отдать ему должное, до цифры «75» он не дошёл. Немного, но не дошёл. В свой промкомбинат Пиня Палтинович на должность начальника химцеха взял Давида Островского. Соответственно, сын Давида стал агентом по снабжению. Рахиль Палатник расположилась за столом главного бухгалтера. Соответ­ственно, зять сей Рахили, Шая Пудель, стал её заместителем. Плановиком стала Роза Гурвиц, а муж её стал начальником снаб­жения. Шурин Пини Палтиновича, Зяма Мильзон, занял позицию в хозяйственном магазине. В других местах расположились Яша Дайнич, Буня Цитман, Шуня Мирончик, Муня Учитель, Беня Рабинович, Исаак Пальтин и другие.

Нетрудно представить себе, какие волшебные явления могли демонстрироваться при такой расстановке сил. Особенно если учесть, что жмеринский районный прокурор тов. Лановенчик до того увлёкся длительным созерцанием этих явлений, что совсем позабыл о  своих  самых  что ни на  есть  прямых обязанностях.

Пиня Палтинович волшебником стал не сразу. На первых порах ему удавалось далеко не всё. Так, в 1936 году он был исключён из партии за совершение религиозного обряда и заодно нечистых сделок. К 1941 году он стал уже опытней и сумел, будучи и поныне совершенно здоровым, заболеть как раз в последней декаде июня 1941 года. Это позволило ему уехать в сторону, прямо про­тивоположную фронту. После войны Пиня Палтинович обосновал­ся в Жмеринке. В 1946 году он снова вступил в партию, ловко скрыв, что один раз ненароком в партии уже побывал.

У Пини Палтиновича семья из шести человек, не считая двух братьев жены, которые, имея такого шурина, сдуру проживают за границей. Семья Пини живёт в богато обставленной четырёх­комнатной квартире. Все его пять иждивенцев нигде не рабо­тают, хотя медициной им это никак не противопоказано. Ежегод­но супруга Пини с потомством отбывает в благословенные ку­рортные земли. В самом деле, зачем им работать, если Пиня Палтинович и без того может держать дом на широкую ногу?.. Правда, когда знаешь размер заработной платы Пини Палтино­вича, всё вышеперечисленное становится несколько непонятным, но если бы все понимали фокусы, не было бы и фокусников.

Нет охоты подробно писать о фокусах Пини Палтиновича и его верных ассистентов, ибо, как, наверно, догадывается читатель, название этим фокусам — жульничество. О фокусах этих подроб­но и точно написано в актах, протоколах, справках и прочих документах. Там всё описано. И как по заключению Давида Островского и Муни Учителя были списаны «в брак» 56 800 же­лезных коробок для ваксы. И как потом эти коробки, наполнен­ные ваксой, перестав быть «браком», появились в руках спеку­лянтов. Ах, какой изумительный по благородству поступок совершил в связи с этой операцией Давид Островский! Оказы­вается, он бракованные коробки сдал как утиль заготовителю райпотребсоюза Бене Рабиновичу, а полученные за это три­дцать целковых чистоганом внёс в кассу промкомбината. Какая честность!  И ловкость заодно!

На рынке в Жмеринке (да и не только в Жмеринке!) всегда можно купить с рук за три рубля пакетик
питьевой соды. Госу­дарственная цена этому пакетику —ровно 45 копеек. Эту соду оперативно производит промкомбинатор Пиня Палтинович. И в каком количестве! В одном только 1952 году он выпустил почти сто тысяч пакетиков! По документам выходит, что вся эта сода реализована через Жмеринский райпотребсоюз. Но как же тогда она попала в руки спекулянтов не только Жмеринского, но и многих других районов Винницкой области? И неужели жмеринцы так пристрастились к пининой соде, что едят её с утра до вечера столовыми ложками? Не может же население целого райо­на страдать непроходящей изжогой? Нет, с содой совершён свой фокус. Его могли бы объяснить бывший директор межрайбазы Окнянский и его заместитель Дарман. Но им объяснять не к че­му, так что нам остаётся только посмотреть на обнесённый забо­ром особняк Дармана, купленный им за 56 тысяч рублей. Получая заработную плату в размере 910 рублей, нелегко ему было сэко­номить такую сумму. Небось, голодал, сердечный!.. А проезжая через Житомир, мы можем заодно посмотреть и на дом, который за 50 тысяч  рублей  приобрёл выгнанный  из жмеринской  базы Окнянский. Этому ещё тяжелей. Дарман — тот уже работает заме­стителем директора Жмеринского райпищекомбината, а Окнян­ский, бедняга, уже год ходит безработным. Небось, на одном хлебе да воде существует…

Да, привольно жуликам в Жмеринке! Вот они и резвятся под самым носом у районного прокурора. Прибыл металл для изго­товления строительных гвоздей. Какое, к чертям, строительство, если кустари-сапожники стоном стонут, жаждут по любой цене купить сапожные гвозди! И промкомбинатор Пиня Мирочник выбрасывает на рынок тонны сапожных гвоздей. Между прочим, жмеринский прокурор на эти гвозди слегка накололся и даже завёл о них специальное дело. Но в суд дело это он не передал. Говорят, изучает документы. Целый год изучает. Серьёзный чело­век — прокурор в Жмеринке, жаль только, что он безопасен для жулья.

В чём только не замараны руки жмеринских фокусников! И в ваксе, и в синьке, и в халве, и в подсолнечном масле, и в меду, и в патоке. Жулики обнаглели. Недавно Додик Островский заявил: «Дайте мне деньги, и я вам в два счёта достану шагаю­щий экскаватор». Хорошо, что Пине Палтиновичу экскаватор не нужен, так что можно быть уверенным, что денег на это он Додику не даст.

Товарищи из Винницкого облпотребсоюза! Последние наши строки к вам. Мы прочитали несколько ваших постановлений, касающихся деятельности шайки Пини Палтиновича. По правде сказать, мы устали читать рассыпанные там «объявить выговор», «указать», «предложить» и прочее. Не переоцениваете ли вы, товарищи, воспитательного значения этих своих постановлений? Да и кого вы пытаетесь воспитывать? Да ещё с таким трогатель­ным терпением? Не лучше ли будет поручить это дело наконец областной прокуратуре? Там должны знать, как нужно обращать­ся с жуликами.

Share
Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
21 views

3 thoughts on ““ПИНЯ ИЗ ЖМЕРИНКИ””

  1. Правильно! Жулики есть в составе любого народа. Но, согласитесь, что фельетон типа "Чукча из Анадыря" выглядел бы менее убедительным.

    Likes(0)Dislikes(0)

Leave a Reply

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.