Очередной отчёт перед Кремлем

Интервью чиновника Кайрата Келимбетова содержит ряд спорных фактов и утверждений. Например, он говорит, что «в год в мире выходит 1 млн новых книг, из них 550 тыс.— на английском языке». Откуда взяты эти показатели? Источник информации не приведен. Между тем, как существуют цифры, отличающиеся от вышеприведенной информации. Например, здесь приведены данные о том, что каждый год в мире выходит около 2 200 000 новых книг. При этом, доля книгоиздателей англоязычных стран не превышает четверти от этого числа.

Этот документ говорит о том, что в 2009 году было выпущено 1 335 475 новых книг, прогноз на 2010 год там составлял 3 092 740 новых книг. Как видим, келимбетовские данные из неназванного источника существенно отличаются от цифр Википедии и Боукеринфо.

Неубедительно выглядят и келимбетовские аргументы в пользу масштабной англификации Казахстана и ее связь с переходом на латиницу: «Мы все хотим быть конкурентоспобными, хотим хорошо выглядеть в рейтингах DoingBusiness, WorldEconomicForum, хотим быть членами ВТО, где все разговаривают на английском языке». С точки зрения краткосрочной перспективы и сугубо утилитарного подхода эта сентенция звучит убедительно, но только для тех, кому в силу служебной необходимости надо осваивать английский язык. А это дипломаты, работники внешней торговли и туризма, программисты и т. д. Но нельзя абсолютизировать роль английского языка в судьбах мировой цивилизации и думать, что латинизация казахского языка облегчит взаимопонимание между народами. «Қымыз» («кумыс»), написанный на латинице как «qymyz», звучит для иностранца столь же чужеродно.

 

Кайрат Келимбетов в печали: чем бы ещё угодить матушке-России?

 

Будущее самого английского языка не столь радужное, как того хотелось бы англофилу Келимбетову. Например, выдающийся российский филолог и полиглот Вячеслав Иванов считает, что к середине этого века на первое место по глобальному значению выйдет китайский язык, второе место займут хинди и урду, третье и четвертые места поделят между собой английский и испанский языки. Отчасти этот прогноз уже начинает сбываться. Например, китайский поисковик «Байду» (www.baidu.com) опережает американский «Гугл» (www.google.com) по количеству запросов: пять миллиардов в день!

Почему Келимбетов в этом интервью не поднял вопрос о том, что для сотен тысяч казахов, проживающих в России, имеется лишь две небольшие казахские школы? Нет телепередач на казахском, в каталоге «Роспечати» отсутствует возможность подписаться на казахские издания из РК, российский бюджет не финансирует СМИ на казахском языке. Вот актуальная проблема в двухсторонних отношениях, решение которой принесет реальную пользу нашим соотечественникам заграницей. А фантомы латиницы это маниловщина современного Казахстана. В конце концов, и латиница, и кириллица восходят к финикийскому письму и потому не имеют существенных различий между собой. Но надо уважать исторически сложившиеся реалии и не отбрасывать огромный массив казахской литературы и науки на кириллице. Иначе казахская культура вновь откатится к уровню устного народного творчества. А уродливый латинский новояз будет востребован лишь в официальном документообороте. К тому же, если и поднимать вопрос о смене казахской письменности, то логичнее было бы перевести ее на арабскую графику, потому что в казахском языке немало заимствований из арабского и персидского языков, или же начать использовать орхоно-енисейские письмена, являющиеся первоосновой тюркских языков.

Собственно и экономическая составляющая данного интервью оставляет желать лучшего. Для соблюдения видимых приличий томный Келимбетов посопротивлялся кокетливо: «Однако Россия предложила по углеводородам проводить диалог отдельно, поскольку нефть и газ — стратегический вопрос. Разумеется, мы уважаем решение наших партнеров и никакой трагедии из этого не делаем». А уважает ли Россия какие-либо решения партнеров из Казахстана? Об этом он стыдливо умолчал. Подобострастный Келимбетов расшаркивается перед россиянами: «Например, казахстанский газ будет поступать в Оренбург. Там у «Газпрома» падающая добыча газа, но, так как мы модернизируем Оренбургский завод, он будет больше перерабатывать газа. Соответственно, предприятие будет платить налоги, решать вопросы по безработице». Он вице-премьер правительства Казахстана или клерк российского кабинета министров? Почему его озаботила занятость российского населения? Впрочем, все эти неоимперские таможенные и евразийские союзы настолько невыгодны для Казахстана, что даже Келимбетов, мастерски подмахивающий в остальных вопросах, иногда возмущается неравенством участников этих экстремистских, антинародных объединений: «Ашхабад и Ташкент получают около $300 за тысячу кубометров, а мы — около $200. Получается дисбаланс. Собственно, наше пакетное предложение и было направлено на устранение асимметрии». Что ж, и у него наличествуют рудименты собственного достоинства.

 

Share Button
Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
27 views

Leave a Reply