Микоян и Казахстан

Вспомним дела давно минувших лет. Легендарному советскому политику, сталинскому наркому пищевой промышленности Анастасу Ивановичу Микояну (1895-1978) посвящено немало книг, статей и фильмов. Многие знают, что он привёз из Америки технологию производства майонеза, мороженого и шампанского. Также известна его миротворческая миссия во время Карибского кризиса. Некоторые считают, что он сыграл противоречивую роль в судьбе 26 бакинских комиссаров. Однако казахские моменты его биографии малоизвестны широкой аудитории.

На этом фото, сделанном на Всесоюзном совещании передовиков животноводства в феврале 1936 года, Анастас Иванович стоит во втором ряду слева. А в середине первого ряда сидит 13-летняя казашка Рауза (Роза) Шамжановна Шамжанова (1923-2008), получившая орден “Знак Почёта” из рук “всесоюзного старосты” Михаила Ивановича Калинина. Но, естественно, нарком Микоян поддерживал связь с Казахстаном не только на торжественных мероприятиях.

В биографическом сборнике “НҰРТАС ОҢДАСЫНОВ. Өмірбаяндық деректер. Ой-толғаныстар. Мақалалар мен естеліктер”, 2012, составленном журналисткой Гульсум Оразалыкызы и посвящённом видному государственному деятелю и лексикографу Нуртасу Дандибаевичу Ундасынову (1904-1989), содержится ряд занимательных фактов из жизни армянского политика.

На 152-ой странице этого сборника заслуженный экономист Казахской ССР, профессор Гарай Сагымбай вспоминает о дружбе Нуртаса Ундасынова и Анастаса Микояна. Г. Сагымбай приводит характеристику, которую дал Н. Ундасынов своему армянскому другу: “характер прямой, быстро решает проблемы, не идёт на поводу у сплетен, аккуратен в работе, талантливый руководитель с широким кругозором” (в казахском оригинале это звучит так: “мінезі тік, мәселені тез шешетін, өсекке ермейтін, қызметіне ұқыпты, өресі мен таланты мол басшы”).

Там же казахский экономист передаёт рассказ Нуртаса Дандибаевича об удивительной честности Анастаса Ивановича: “Один из наших вновь назначенных наркомов поехал на первую встречу с Микояном, прихватив яблоки-апорт и разнообразные вина. В отсутствие Микояна, договорившись с его секретарём, он поставил эти гостинцы в микояновский шкаф для одежды. Микоян узнал от секретаря, кто принёс эти подношения, и нарком был заключён под стражу. Таким образом, нарком, не познакомившись с Микояном, вернулся в Алма-Ату в тюремном вагоне” (“Қызметке жаңа тұрған біздің бір нарком Микоянмен танысу үшін барғанда апорт алмасын, түрлі шараптарды апарыпты. Микоян жоқта, алдындағы хатшысымен келісіп, апарғандарын оның киім ілетін шкафына қойып кетеді. Микоян кім әкелгенін хатшысынан біліп, әлгіні қаматтырып қояды. Сөйтіп, танысуға барған нарком Микоянды көрмей, абақтыға қамалғандарды таситын вагонмен Алматыға оралыпты”).

На 233-й странице этой книги историк, академик Манаш Козыбаев приводит следующие воспоминания Н. Ундасынова о скромности в быту своего московского друга: “В 1947 году Микоян прибыл в Казахстан. Гостеприимные хозяева поставили перед ним большую тарелку борща. Он попросил вторую тарелку, куда перелил половину борща. Принесли мясо. А.И. Микоян встал и сказал: “Почему неэкономно приготовили?” Он переложил часть еды во вторую тарелку” (“Қазақстанға 1947 жылы Микоян келді. Дастархан басында оған толтырып борщ әкелді. Ол екінші тәрелке алдырып, борщтан жартылай құйып алды. Ет келді. А.И. Микоян тұрып: “Неге бейберекет астыңыздар?”, – деп, салып берген дәмнің бір бөлігін екінші тәрелкеге салып қайтарды”).

На 249-й странице этого сборника заслуженный деятель культуры Казахской ССР, композитор Сеилхан Кусаинов упоминает о том периоде в биографии Н.Д. Ундасынова, когда тот в конце пятидесятых-начале шестидесятых годов возглавлял Гурьевский обком партии: “Однажды Дандибаевич вместе с Кенжетаевым – первым секретарем Есболовского райкома партии – поехал к чабанам. В одном доме они остановились, чтобы попить чаю. А там чашки перевязаны проволокой. На следующий день гостят во втором доме, в котором белый кувшин перевязан проволокой. Дандибаевич в недоумении спрашивает причину этого явления. Ему объясняют, что из-за нехватки утвари они перевязывают битую посуду. Обидевшись на районного начальника Кенжетаева, не сумевшего обеспечить народ, он по возвращении в областной центр позвонил Микояну в Москву. Вскоре прибыл вагон посуды” (“Бірде Нұрекең Есбол ауданының бірінші хатшысы Кенжетаевті ертіп, шопандарды аралайды. Бір үйге түсіп, шай ішеді. Қараса, кеселері сыммен құрсауланып қойылған, ертеңіне екінші үйге түседі, ол үйдің ақ құманы құрсауланған, түсінбеген Нұрекең себебін сұрайды. Ыдыс-аяқ жетіспегендіктен сынғандарын осылай құрсаулап қояды дейді. Халықты қамтамасыз ете алмаған аудан басшысы Кенжетаевқа сол жерде ренжіп, облысқа оралысымен Мәскеуге Микоянға телефон соғып, көп ұзамай бір вагон ыдыс-аяқ алдыртады”). Вот так Анастас Иванович внёс посильную лепту в улучшение благосостояния жителей Казахстана.

Видный государственный деятель и учёный Динмухамед Ахмедович Кунаев (1912-1993) также с теплотой вспоминает А.И. Микояна в своей книге мемуаров “От Сталина до Горбачева”, 1994. На 153 странице коей он рассказывает о том, как возразил генсеку Хрущёву, планировавшему объединить Карагандинскую область и Целинный край: “Тут за меня неожиданно заступился Микоян. С Хрущевым, я заметил, он был на “ты”.

– Не нервничай, Никита Сергеевич, ты неправ. Если Караганду передадим целинникам, мы сами заставим руководство края заниматься углем, а хлеб отойдет на второй план. Я так понимаю, что Целинный край создан для того, чтобы добывать хлеб, а не уголь.

На том порешили. Караганду в подчинение края не передавать. Я был сердечно благодарен Микояну за поддержку”.

Как видим, Анастас Иванович проявлял заботу и о рациональной организации административно-территориального деления Казахстана.

Share
Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
40 views

Leave a Reply

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.