Динмухамед Кунаев: “Этим безобразиям дал толчок Назарбаев”

Июньский пленум ЦК КПСС, 1987, памятен и пламенной речью татарского партократа Динмухамеда Ахмедовича Кунаева. Это была его лебединая песня в большой политике. Он прямым текстом обвиняет своего выкормыша – джунгарского партократа Нурсултана Назарбаева – в организации декабрьских беспорядков 1986 года в Алма-Ате. Ниже, впервые в Интернете, приводится стенограмма этого неординарного выступления, оригинал которого хранится в Российском государственном архиве новейшей истории (фонд 2, опись 5, дело 59, листы 188-195). Но вначале позвольте мне сделать несколько ремарок.

Диссидент Каришал Асан Ата (1935-2015) пишет на 30-й странице своего монументального исследования “Призрак независимости”, 1997, что “в 1979 году супруги Назарбаевы, стоя на коленях, просили разрешения у супруг Кунаевых стать их сыном и невесткой и соответственно называть папой и мамой”.  Вот такой образчик карьеризма в исполнении молодого Назарбаева! Однако по мере того, как перспективный партократ набирал обороты, он коренным образом отрёкся от прежней лояльности к Димашу Ахмедовичу, возведшему его в буквальном смысле из грязи в князи. Драматической развязкой их противостояния и стало то памятное собрание. Вот что сообщается об этом на 332-й странице вышеупомянутой книги: “… не опубликовано выступление бывшего члена политбюро Д. Кунаева на июньском (1987) пленуме ЦК КПСС, где он сорвал маски с Камалиденова и Назарбаева, сидевших на этом пленуме рядышком в седьмом ряду, как с главных организаторов карательных акций. Если бы факты, приведенные Кунаевым, не были бы истиной, то вряд ли Назарбаев (у которого наглости хоть отбавляй!) потерял дар речи, и его бы не увезли прямо с заседания пленума в Кремлевскую больницу”.

Но закалённый в подковёрной борьбе и закулисных интригах Нурсултан вскоре пришёл в себя и нанёс Кунаеву ответный удар в печально известном интервью “Исцеление”, опубликованном в девятом номере журнала “Дружба народов”, 1987. И татарин, и джунгарин соревновались между собой в том, кто проявит больше рвения в верноподданнических признаниях, адресованных Кремлю. Прочитайте это выступление Димаша Ахмедовича и интервью Назарбаева. Убедитесь в этом сами. Хотя старый партократ и был выведен из состава ЦК КПСС в июне 1987 года, но его противостояние с Нурсултаном продолжалось. На 587-й странице “Призрака независимости” недвусмысленно обвиняется Нурсултан: “Убийца С.У. Джандосова, помощника Кунаева – Д. Бекежанова, он даже не дрогнул убить самого крестного отца – Д.А. Кунаева и некоторых других известных людей Казахстана”. Там же, на  618-й странице Каришал Асан Ата выдвигает своё объяснение мотивов ликвидации Кунаева: “… возникает закономерное сомнение в естественности смерти старика. Тем более, что он собирался баллотироваться в одном из округов, где освободилось депутатское место в парламент республики… Более того, к тому времени уже вернулись к власти бывшие его коллеги по политбюро – Шеварнадзе в Грузии и Алиев в Азербайджане. Конечно, в такой неуютной экономической ситуации в республике было бы вполне вероятным, что подобное могло бы случиться и в Казахстане, ибо у Димаша Ахмедовича еще было предостаточно своих болельщиков…”

Живая речь, жаркая дискуссия привели к тому, что выступление старого партократа содержит ряд неточностей. Видимо, стенографистки не успевали безошибочно фиксировать его речь. Так, Имашев превратился в Юмашева. Партийный стаж Кунаева начинается аж в 1920 году. Он вступил в партию восьмилетним ребёнком?))) Миллиарды киловатт-час неправильно записаны как миллионы киловатт-час. Парадоксально, но подобные опечатки придают ещё больше ценности данному выступлению. Явно он не читал его по бумажке, заготовленной помощниками, а высказывался по большей части напрямую, от себя. Но хамские реплики Михаила Горбачева, годящегося Кунаеву в сыновья, заранее показывали, на чьей стороне были симпатии Москвы. Мелкий коррупционер из брежневской команды был явно не ко двору нарождающимся акулам бандитского капитализма.

КУНАЕВ Д.А. Товарищи! С решением, которое Пленум примет, безусловно, я согласен. Но я должен дать следующую справку.

Я в Центральном Комитете Компартии Казахстана и Совете Министров республики работаю 42 года. Являюсь делегатом с XIX съезда нашей партии и с XX съезда все время избирался членом ЦК Компартии нашей страны.

За этот период я занимал довольно ответственные посты. Был первым секретарем ЦК Компартии Казахстана 25 лет, 7 лет был Председателем Совмина и 10 лет – заместителем Председателя Президиума Верховного Совета Казахской ССР.

Партия мне поручала исключительно ответственные поручения. Я задержу на одну минутку. В 1951 году в Казахстане была допущена большая идеологическая ошибка в освещении истории казахского народа и его присоединения к России. За это тогда два секретаря ЦК по идеологическим делам были освобождены, президент Академии наук был освобожден. Тогда меня вызвали в ЦК КПСС к товарищу Жданову – это не к отцу, а сыну, Юрию Жданову. Сказали: “Поезжай в ЦК Компартии Казахстана, опыт у тебя большой, выправляй положение”.

Все эти идеологические ошибки были ликвидированы, Академия пошла по правильному направлению, никаких отклонений не было. И тогда я доказал, что я не националист и не шовинист, а могу исправлять всякие идеологические ошибки, это раз. Второе. За остальной период работы никогда не допускал никаких отклонений в партийной жизни.

Все события произошли 17 декабря, когда вспыхнула молодежь и начала поднимать шум. Я здесь должен все карты раскрыть, потому что, когда этот вопрос рассматривался, меня никто не слушал, никто меня не слушал. Как получилось? Я, Михаил Сергеевич, был у Вас, мы договорились, что я ухожу. Я заявление написал, Вам оставил. Вы мне сказали: “Правильно Вы делаете”. Мы с Вами говорили, кого будем секретарем рекомендовать. Мы договорились, личность Вы не указали, и я уехал. Я приехал в Алма-Ату. Мои товарищи начали интересоваться, кто будет секретарем после моего ухода. Я не говорил никому. Должен был приехать т. Разумовский. Вот, значит, к его приезду. На второй день был назначен пленум. Ко мне врываются с вопросом, кто будет секретарем. Затем входит ко мне в кабинет председатель Совмина т. Назарбаев. Входит и говорит: “Кто будет секретарем?” Я ему не говорю. “Кто будет?” А потом говорю:”Русский будет”. Он тогда встал и говорит: “Неправильно, нам не надо русского! Нам надо бы в республике своих людей ставить! Значит, Вы неправильную линию ведете, т. Кунаев?! Как Вас понимать?” В это время заходит в кабинет (если он настоящий коммунист, пусть скажет Мукашев) Мукашев и его успокаивает. Именно вот этим безобразиям дал толчок председатель т. Назарбаев. И теперь я должен за это дело отвечать и должен получить такое большое наказание.

Товарищи! Я ответственно заявляю, у меня никогда, никаких отступлений не было. Между прочим, о поведении, что двойную линию ведет председатель Совмина я докладывал в ЦК, докладывал Отделу.

Все сказали: терпи, воспитывай, работай. Моя в чем ошибка? Моя ошибка, товарищи, я доверился товарищам. Дело пошло от событий 17 декабря, когда студенчество поднялось, а теперь это преподнесли так, как будто я был организатором, а главные организаторы ушли в сторону. Я прошу вас, товарищи, не спешите, дайте еще время следствию. Все будет выявлено, кто виновник? Кто организовал это дело, кто напустил молодежь? Ведь, товарищи, как интересно. Идет Пленум ЦК КП Казахстана, обсуждаются итоги январского Пленума и принимается решение. А потом, значит, говорят,что от бюро ЦК есть предложение Кунаева привлечь к ответственности, от бюро ЦК. В это время: “Нет у вас возражений?” Принято. Целая группа поднимает. Министр (бывший) пищевой промышленности, ему дали слово, другому кому-то не дали. Мне даже слова не дали, и решение такое принято. Разве так можно подойти?

Я все-таки, товарищи, прошел суровую школу. 5 лет своей молодой жизни я отдал развитию медной промышленности Казахстана. Я отдал 3 года свинцовой промышленности, на прорыв в Академию послали – там положение выправлено, одним из активных участников освоения целины я был, в становлении черной и цветной металлургии Казахстана был. Ведь со мной товарищи работали же, пусть скажут, что они с националистом работали? Вот сидит бывший второй секретарь Месяц, чувствовал он какой-нибудь национализм в Казахстане? Сидит Колбин – чувствовал он национализм в республике, чувствовал Мирошкин какой-нибудь национализм в Казахстане?

Товарищи, здесь настоящая провокация, я вас уверяю, проверьте это дело, не спешите. Я боюсь, что спешка дело может испортить. Я все-таки, когда мне 76 лет, зачем я буду претендовать на большую должность. Моя песня уже спета, я же сам больше не буду секретарем ЦК. Кстати, сказал я Вам тогда: товарищи, так подойти нельзя. Здесь, т. Лигачев, однобокая информированность. Я позавчера просился, но Вы были заняты. Я примерно знал, о чем вопрос стоит. Я ни к кому претензий не имею, никому я не жалуюсь, я прошу объективно дело рассмотреть, не спешить с этим делом. Все-таки меня не выбрасывайте, я не случайный человек, я с XIX съезда участвую в партии. За этот период меня бы обнаружили, если бы такое было. С 1920 года я член партии, 21 год я состою в Политбюро. Все спокойно было, все в Казахстане нормально было. Вдруг вспышка. Потому что шла борьба за власть, борьба за власть, уверяю вас, товарищи, они оказались более гибкими, чем я. Вот такое дело они провернули. Вот пусть скажет т.Мукашев (если он здесь есть). Был такой разговор? Вы говорили тогда, успокаивали?

ГОРБАЧЕВ М.С. Динмухамед Ахмедович! Заканчивай, заканчивай.

КУНАЕВ Д.А. Я никакими грязными делами не занимался, я честно Вам написал, поблагодарил. В чем дело, я просто не пойму. И потом тебе говорят: посадили Аскарова (младший). Аскарова дочь замужем за моим племянником 7 лет тому назад, когда я в Чимкенте работал. Какой он мне родственник, – племянник женат на его дочери. А теперь, за что посадили моего помощника, это само следствие покажет. Это, товарищ, почему? За что?

В Алма-Ате по линии Совмина была организована выставка импортной мебели, югославской мебели.

 

Я это дело не знал даже. Когда эту ценную мебель завезли в Алма-Ату, Совмин, руководство попросили эту мебель сложить в доме отдыха ЦК. Управляющий делами и хозотдел на это дело пошли. Потом они между собой договорились и эту мебель раскупили. Бывший председатель Президиума Верховного Совета Юмашев купил. Бывший Председатель Совета Министров Казахстана Ашимов купил. Первый заместитель Председателя Совмина купил. Мой помощник купил за 120 рублей 2 парты для своих детей. Вот за все это, как в газете было объяснено, – это неправильный закон и их надо за это дело судить. А как события происходили? События происходили в 1980 году. Они получили инструкцию Внешторга, что в магазине можно оплатить. Документы показывают. Потом 1984 год настал, сказали: неправильно оплатили; в 1984 году – оплатили полностью. Я разбирался как Секретарь ЦК бывший. Сказал, на этом дело кончай. Когда я ушел, обратно дело подняли, говорят было сделано преступление. Я не знал, что это за преступление. Деньги заплатили, закон нарушили, можно было бы через магазин пропустить. Я не знал это дело… Поэтому я прошу, товарищи, к этим делам подойти с определенной гибкостью. Никогда, никаких нарушений я не делал, никаких нарушений я не делал в партийном отношении. Пожалуйста, рассмотрите, товарищи!

ГОРБАЧЕВ М.С. Вопросы есть к товарищу Кунаеву?

КУНАЕВ Д.А. Я честно докладываю вам.

ГОРБАЧЕВ М.С. Подбор кадров просят объяснить.

КУНАЕВ Д.А. Кадры. Кадры – какие? Я могу сказать. Конечно, за 42 года работы были ошибки. Я не говорю, что у меня все чисто, все гладко было. Были упущения, были ошибки. Но никакого родственника нет, я могу сейчас ответственно заявить, ни в каком обкоме, ни в каком облисполкоме, ни в одном министерстве, ни в аппарате ЦК,

ни в Совмине, никого, никаких родных, знакомых, никого нет. Были какие-то дальние знакомые, 2 было, их уже уволили. Говорят – Кунаева родственники. Товарищи, нельзя же так подойти. Ведь возьмите Пленум ЦК, рассматривая кадровый вопрос, весь удар направил на помощника первого секретаря и на управляющего делами. Надо было и о других вопросах говорить.

Посмотрите доклад. Прошло дело Аскарова, помощника первого секретаря, управляющего делами, начальника ХОЗУ Совмина. Там были более серьезные люди, надо было говорить в большом плане о хлебе.

А потом выступали другие. Ну меня, слушайте, смешали. Говорят, почему ты миллиард хлеба давал? Надо подойти объективно.

Я действительно нажимал на хлеб, что у меня было сил. Я думал, целина поднята для хлеба. Целину надо брать, хлеб надо давать. А тут выступает председатель Совмина: 66 млн.тонн хлеба было заготовлено, из них 16 обратно взято, что Казахстан одна из житниц – это неправильно. А на самом деле, житница – Казахстан. Я могу сейчас сказать – одна из житниц. Дает миллиард пудов хлеба, мясо дает. А если сравнивать показатели за эти 32 года, что я руковожу по линии Совмина и ЦК, образовалось 9 Казахстанов, население удвоилось: было 8, стало 16 миллионов, продукты увеличились, созданы крупней-шие экономические районы, создана крупнейшая база. В 1930 году Казахстан давал 28 млн. тонн угля, теперь добывает 137 млн. тонн угля, 1,5 млн. тонн нефти добывал, теперь дает 23 млн. тонн нефти, вырабатывает 82 млн. квтч электроэнергии. Кадры как выросли. 25 высших учебных заведений организовано в Казахстане. Ведь города какие стали, какие объекты. Безусловно, упущения были. И теперь товарищи говорят: с новой силой они после апрельского Пленума подняли экономику Казахстана. Я извиняюсь, товарищи, я 15 декабря прошлого года уходил с поста первого секретаря. По всем вопросам план был выполнен, я держал организацию и держал так, как надо. Я мог бы … тому, кто не выполняет план, главным образом, кто хлеб не дает. А теперь я оказался в дураках, меня бьют, я думал с ЦК согласовано. Вы же мне, товарищи, говорили: зачем хлеб вы сдавали, столько мы потеряли. Давайте уж по-партийному выясним то дело.

ГОРБАЧЕВ М.С. Димаш Ахмедович, закончил? Хорошо. Садись.

КУНАЕВ Д.А. Да. Я прошу объяснить.

Share
Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
18 views

Leave a Reply

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.