Нахман Шафер: “Сейчас сплошная халтура!”

13 января 2021 года исполнилось 90 лет со дня рождения казахского музыковеда, композитора и кандидата филологических наук Нахмана Гершевича (Наума Григорьевича) Шафера. В ознаменование этого юбилея публикую моё интервью с уроженцем Молдовы, занесённым в казахские степи суровым ветром сталинских репрессий, которое состоялось 30 апреля 2017 года.

Также размещаю скан печатного издания его книги “Исаак Дунаевский. “Если Вам нужны мои письма…” Письма к Л.Г.Вытчиковой”, 2005. Дело в том, что в интернете есть полный текст этой книги, но там нет нумерации страниц, которая необходима для цитирования в научных работах. А ведь в этом, казалось бы, сугубо эпистолярном сборнике встречаются и жемчужины музыковедческой мысли. Например, на странице 46 выдающийся советский композитор убеждённо заявляет своей юной знакомой: “Музыка не мыслит рациональными категориями, но музыка может и должна выражать эмоциональное выражение автора к явлениям жизни”. А на странице 48 Исаак Осипович мимоходом замечает, что “ни одно старое оперное произведение не написано на современную композитору тему”. Эта мысль, брошенная вскользь, убедительно объясняет, почему, к примеру, даровитые композиторы СССР так и не смогли создать великую оперу на советскую тему. Впрочем, добавлю от себя, и великой оперы вообще не было написано в двадцатом веке. А вот грандиозные балеты удалось сочинить. К примеру, “Гаянэ” Арама Хачатуряна.

Ниже приводится аудиозапись и стенограмма нашей телефонной беседы.

Я лично считаю, что, вот, советское кино, вот, середины сороковых годов до начала шестидесятых – это такой, вот, сталинско-ждановский период. Самые лучшие советские фильмы были тогда – да? – были сняты. Самые такие роскошные!

Разумеется!

Это, вот, влияние вот этого строгого культа?

Ещё в шестидесятые годы были созданы.

Да, да, да! То есть, вот, такая дисциплина была жёсткая, творческая – да? – и поэтому они чётко работали. Мало, но очень качественно.

С одной стороны, это сковывало. А с другой стороны, это создавало дисциплину.

И – смотрите! – какие мультфильмы были. Да? “Золотая антилопа”, “Снежная королева”… На уровне Диснея – да? – могли снимать тогда.

Ну, конечно! Сейчас-то сплошная халтура!

Да. И… А, вот, Исаак Осипович, он сам был сталинистом или он был таким нейтральным человеком?

Ну, как вам сказать? Ну, как он был сталинистом? Он просто верил в него. Вот и всё! Он верил, он верил, так сказать, в него. Он ведь о многих вещах не знал. Он ведь умер до 1956 года, когда на двадцатом съезде был раскритикован Иосиф Виссарионович. Но Исаак Осипович просто видел то лучшее, что связано с его именем: какую роль он сыграл в годы войны там и так далее, и тому подобное. И он не из под палки писал свои произведения. Он же писал их искренно!

А, вот, Ерзакович, Брусиловский… Они действительно, вот, любили так казахскую культуру или это для них было, скорее, как дополнительное занятие? Или они действительно, вот…

Да, ну, что вы! Брусиловский этим жил прямо! Он заключил контракт на два года, а настолько влюбился в казахский фольклор, что тридцать семь лет прожил. И он бы вообще не уехал, если бы там его завистники не затравили.

Казахи?

Да разные! Да зачем? Тут национальность ни при чём. Тут разные.

Share Button
Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
6 views

Leave a Reply