“Судьбы столиц”

Данная статья была опубликована 7 октября 1994 года в газете “Вечерний Алматы”. Сейчас проплаченные звёзды эстрады и политические деятели, придворные поэты и услужливые предприниматели воспевают новую столицу Казахстану. А в 1994 году, когда была обнародована идея переноса главного города РК на север, мало кто поддержал данную инициативу. Скорее наоборот. Тогда электронные и печатные СМИ нашей страны по большей части скептически отозвались об этой задумке, а то и вовсе неодобрительно высказались о ней.

Конечно, в итоге перенос столицы вылился в крупнейшую коррупционную схему на рубеже веков и тысячелетий. Более того, в замечательной книге Рахата Мухтаровича Алиева “Крёстный тесть“, 2009, недвусмысленно сказано о том, что Астана — это неприступная крепость, призванная защитить казахских плутократов от народного гнева. Прежняя же столица, Алматы, была уязвима для протестного движения. Но в середине девяностых годов перенос столицы виделся для меня одним из способов защиты северных территорий от посягательств со стороны России.

Статья "Судьбы столиц", опубликованная 7 октября 1994 года в газете "Вечерний Алматы".

СТОЛИЦА — лицо государства, но в разных странах ухмыляется или брызжет весельем оно особо, по-своему. Поэтому-то, наверное, у каждой столицы мира свой особый тип, свои неповторимые черты. Скажем, Вашингтон лишь политический номинал США, а экономика этой великой державы управляется из Нью-Йорка, со знаменитой Уолл стрит; образование же и наука США (да и всего мира) имеют свой центр в городах-спутниках Бостона, Гарварде и Кембридже, промышленным сердцем и крупнейшим транспортным узлом Америки является Чикаго. На примере Соединенных Штатов видно, что есть государства с рассредоточенным центром влияния, и этот фактор существенно облегчает управление страной и позволяет избежать избыточной нагрузки на какой-либо один город.

Иное дело Российская Федерация, где основная мощь российской политики, науки, культуры и экономики сосредоточена в Москве, что отрицательно сказалось на экологии города, охране его правопорядка и духовном здоровье горожан. Сие обстоятельство послужило поводом к решению перенести министерства и ведомства в окрестности Москвы к концу этого века, что равносильно переносу столицы на новое место.

Если же вспомнить недавнее прошлое, то можно увидеть, что даже относительно слаборазвитые Бразилия и Пакистан (страны с большим и избыточным населением, небогатые природными ресурсами и промышленностью) специально возвели в 50-60 годы XX века прекрасные столицы, настоящие архитектурные шедевры — Бразилия и Исламабад.

До 1925 года столицей Казахстана был Оренбург, с 1925 по 1929 год — Кзыл-Орда, с 1929 г. столицей является Алматы, теперь стольным градом станет Акмола. Однако такие изменения месторасположения столицы, конечно же, присутствуют не только в нашей истории. Если же взять, к примеру, Японию, то легко заметим, что первая постоянная столица Японии, Нара, построена в 710 году нашей эры, а уже через 84 года в 794 году — столицу перенесли в город Хэйан (Киото), который вплоть до 1868 года был официальной столицей Японии. С 1868 года официальной столицей является Токио, с того года император и правительство управляют страной из Токио.

Немаловажно подчеркнуть, что перенос столицы в Токио из Киото происходил в сложнейших политико-экономических условиях после гражданской войны, результатом которой явился переход Японии от феодального общества к более передовым путям развития и централизации японского государства.

Более близкая нам Российская Федерация также в разные времена имела разные столицы. В ХI-ХII веках нашей эры центром Киевской Руси был стольный град Киев, затем последовали три века распрей и монгольского владычества, с XV века по 1712 год центром России была белокаменная Москва, а с 1712 г. — возведённый на болотах и костях десятков тысяч крестьян град Петра — Санкт-Петербург. “Велик был год и страшен год по рождестве Христовом 1918, от начала же революции второй“. Именно в тот злосчастный для Евразийского пространства год, так чётко охарактеризованный Михаилом Булгаковым, в самую накалистую пору битвы “цветногвардейцев” (определение Пастернака), и перевели большевики столицу из колыбели революции пролетарского Питера в Москву кабацкую.

Из этих примеров ясна общеисторическая тенденция переноса столицы из одного города в другой в кризисные, порой революционные, моменты политического бытия государства. Ибо любое серьёзное событие политического толка имеет своим корнем столицу, этот мозговой центр государства. А месторасположение столицы играет решающую роль в проведении государственной политики, особенно в таком большом государстве, как Казахстан.

Сразу же после выдвижения Нурсултаном Абишевичем идеи перевода столицы в Акмолу, поддержанной большинством в парламенте, оппозиционеры всех рангов на страницах некоторых частных газет и каналах телевидения заговорили о неправильности этого эпохального для Казахстана решения, иные же начали говорить что-то о Германии и т. д. Другие — из цеха журналистики и социологии стали проводить “социологические” опросы населения Акмолы и вообще республики, где на “прочном” фундаменте показаний двух-трёх десятков людей выводятся целые философские концепции о том, что народ в столицу не хочет, хоть убей, значит, не хочет и проч. и проч. Поэтому-то автор строк, пользуясь случаем, предлагает читателю своё, подкрепленное фактами, мнение. Алматы в транспортном плане полутупик, полуузел, к тому же весьма удалённый от крупных промышленных и культурных центров. Здесь недостаточно развита энергетика, а её развитие привело бы к окончательной экологической гибели города, который и так уже закупорен смогом, непродуваем и лишён обширных парковых насаждений. Перспектив для широкого вала строительства нет, возможен лишь снос частных и ветхих домов для строительства на их месте новых, к тому же сейсмостойкое строительство значительно дороже обычного. Акмола же — полный антипод этой оценке города Алматы.

Теперь о ситуации вокруг славных германских городов Бонн и Берлин. После окончательного воссоединения двух германских государств в одно в октябре 1990 года встал вопрос о местонахождении немецкой столицы, и спустя несколько месяцев общегерманский бундестаг решил, что столица, должна пребывать в Берлине, но до сих пор столица ФРГ находится в Бонне. И вот на основании такого обстоятельства некоторые лица начали мусолить и муссировать черный слушок: “Германия, высокоразвитая страна, и та не может позволить себе быстрый перенос столицы, а мы в переходный период так быстро хотим всё уладить“. Помимо того, что Казахстан больше Германии в 8 раз и потому перенос столицы из Алматы (окраины) в Акмолу (центр) экономически более целесообразен, чем из Бонна в Берлин, мы должны заметить, что в германском случае возвращение столицы в Берлин есть проявление исторической памяти и самосознания немецкого народа, желания возродить Берлин как духовный и политический центр немецкой нации. Потому-то практичные немцы особенно не торопят события: воссоединились, войска чужеземные выпроводили, теперь и Берлин обустраивать можно. В нашем же случае необходимо как можно быстрее всё со столицей уладить, поскольку с каждым месяцем возрастает опасность межнациональных трений между казахским и русским народами, ибо тройной пресс на них двоих давит российское телевидение с припадочными казаками, лукавая сионистская пресса и опрометчивые в высказываниях казахи из числа “ура-патриотов“. Переезд столицы из Алматы в Акмолу уравновесит этнический баланс в Казахстане, уравняв количество казахов и русских как на севере, так и на юге. Тем самым уйдёт почва из-под ног подстрекателей.

В биографии Александра Македонского из плутарховых “Сравнительных жизнеописаний” в 65-й главе зафиксирован удивительный по простоте и мудрости природной эпизод из жизни великого завоевателя. “Этого философа звали, собственно, Сфин, но так как он приветствовал всех встречных по-индийски — словомкале“, греки прозвали его Калан. Рассказывают, что Калан воочию показал Александру, что представляет собой его царство. Бросив на землю высохшую и затвердевшую шкуру, Калан наступил на её край, и вся она поднялась вверх. Обходя вокруг шкуры, Калан наступал на неё с краю в разных местах и всякий раз повторялось то же самое. Когда же он встал на середину и крепко прижал её к земле, шкура осталась неподвижной. Этим Калан хотел сказать, что Александр должен утвердиться в середине своего царства и не слишком от неё удаляться“. Так что идея переноса столицы из Алматы в Акмолу не есть чья-то прихоть, а необходимость, продиктованная логикой становления молодого суверенного государства.

 

Данияр КАБДРАХМАНУЛЫ.

Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
29 views

Discover more from TriLingua Daniyar NAURYZ

Subscribe to get the latest posts sent to your email.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *


The reCAPTCHA verification period has expired. Please reload the page.