Резо Чхеидзе. “Твой сын, Земля”

Впервые в интернете размещаю русскую версию замечательного грузинского кинофильма “Твой сын, Земля”, 1980, режиссёра Резо Чхеидзе. Выражаю благодарность правообладателю данного произведения — Бидзине Ревазовичу Чхеидзе за разрешение использовать его в некоммерческих, исследовательских целях.

Эта кинокартина снята в публицистичной, плакатной манере. Конечно, образы её героев несколько надуманы, и зачастую служат пропагандистским целям эпохи развитого социализма. Однако чарующая музыка Гия Канчели, великолепная операторская работа Ломера Ахвледиани, мастерски чередующего живописные пейзажи Грузии с конфликтными ситуациями в быту и на производстве, а также тонкая, психологичная игра Темура Чхеидзе, Евы Хутунашвили, Юрия Саранцева и других артистов поднимают этот фильм на уровень высокого искусства.

 Первая серия

Вторая серия

Данная кинолента в определённой степени предсказала техногенные катастрофы, коррупцию, кризис здравоохранения и другие напасти, захлестнувшие Советский Союз на рубеже 1980-1990-х годов. В фильме также прослеживается дискуссия между сторонниками социалистического планового хозяйства и приверженцами рыночной стихии. В качестве комментария к киноповести “Твой сын, Земля” тоже впервые в интернете привожу отрывок из брошюры Николая Суменова “Твой сын, земля”, 1984, рассказывающей о фильмах, посвящённых труженикам села и их проблемам.

Отрывок из брошюры Николая Суменова "Твой сын, земля".

Георгий Торели — герой филь­ма “Твой сын, земля” — возвращается в родные места секрета­рём райкома партии и сразу же ставит для себя важную цель — возродить пустынную долину Вайо, славившуюся в былые времена своими виноградниками. Он ду­мает о будущем земли как её верный и заботливый сын. И хо­тя Степан Сечкин и Георгий Торе­ли не похожи друг на друга, у каждого из них свой неповто­римый характер и своё поле дея­тельности, между ними много об­щего; Сечкин и Торели — счаст­ливые открытия художников, воплотивших свой эстетический и нравственный идеал в ярких образах наших современников.

Фильм “Твой сын, земля” (1980) поставлен Р. Чхеидзе по сценарию С. Жгенти. Имена этих худож­ников мы встречали в титрах фильмов “Отец солдата“, “Ну и молодёжь“, “Саженцы“. Главный герой фильма “Саженцы”, создан­ного авторами в 1973 году, — старый Лука (Р. Чхиквадзе) вмес­те со своим внуком путешест­вует по Грузии в поисках старин­ного сорта груши хечечури. Ав­торы избрали для фильма расп­ространённый в кино мотив путе­шествия — в дороге происходит много мимолётных встреч, однако не случайно выбрана цель путешествия — поиск груши, которая даст плоды только через много лет. Старый крестьянин думает о буду­щем и, рассказывая своему ма­ленькому внуку о важности труда на земле, даёт ему ценный нрав­ственный урок.

Путь авторов от “Саженцев” к фильму “Твой сын, земля” был долог — без малого десять лет.

В основе фильма “Твой сын, земля” лежит реальный жизненный материал: после известного постановления ЦК КПСС “Об организаторской и политической ра­боте Тбилисского горкома ком­партии Грузии по выполнению ре­шений XXIV съезда КПСС” в рес­публике развернулась борьба за оздоровление обстановки. Ряд ра­ботников партийного и государ­ственного аппарата, злоупотребляввших своим служебным положе­нием, были смещены со своих по­стов. Молодой коммунист Георгий Торели направлен на партийную работу в район, где прошло его детство. В наследство он полу­чил запущенное хозяйство. Некогда богатый край пришел в упадок, жители покинули горные селения, многие потеряли веру в справед­ливость, на их глазах процветают мошенники и взяточники, уве­ровавшие в свою безнаказанность. И Торели начинает борьбу…

Фильм остроконфликтен. Про­тивниками новых принципов руководства выступают опытные де­магоги и махровые дельцы. Та­ков, например, управляющий трес­том Сетуридзе (Г. Харабадзе). На базальтовом карьере, находя­щемся в подчинении Сетуридзе, производятся взрывы, не предусмотренные правилами. В резуль­тате страдают памятники древ­ней культуры. Но бездуховного потребителя мало волнует прош­лое и будущее. Он стремится к богатству, попирая этические и нравственные нормы. Корысть про­никла даже в среду врачей, которые берут взятки и выписы­вают тяжелобольных. Торели на­чинает действовать, консолидируя вокруг себя здоровые силы, чест­ных тружеников. Секретарь райкома показан на экране как чело­век сильный и великодушный. Он абсолютно честен перед со­бой и людьми, абсолютно прин­ципиален, предан своему делу. Торели почти не показан как три­бун (лишь в финале герой высту­пает на съезде комсомола). Он избегает громких слов, афористи­ческих фраз. Речь героя подку­пает простотой и внутренней убеждённостью, каждое слово продумано и взвешено, подкреп­лено делом. В роли Торели снимал­ся Темур Чхеидзе. Естествен­но, что ему как театральному режиссёру досконально известны все секреты актёрской работы. Но на экране Т. Чхеидзе как бы совсем отказывается от актёрских приспособлений, он абсолют­но достоверен, просто живёт в близком себе образе. (Когда фильм вышел на экраны и Цент­ральное телевидение пригласило Темура Чхеидзе принять участие в очередном выпуске “Театраль­ных встреч“, мы снова увидели на экране Торели — та же негромкая, неторопливая речь, та же плас­тика. Зато сколько внутренней силы и огня в его глазах!)

Т. Чхеидзе был настолько убе­дителен в роли, что произошёл интересный социальный фено­мен — к нему начали обращать­ся люди с реальными просьба­ми, идентифицируя образ депутата, секретаря райкома партии с самим актёром.

Фильм “Твой сын, земля” стал событием не только эстетическим, но прежде всего общественным. Он открыто и честно выразил активную позицию авторов по от­ношению к негативным явлениям, которые до сих пор встречают­ся в нашей жизни, и показал, что может сделать человек, всем сердцем преданный своему де­лу, нетерпимый к проявлению социального зла, воспринимаю­щий мир добрыми глазами, ощущающий свою ответственность и испытывающий душевную боль за общее дело, за судьбы людей.

В финальных кадрах фильма “Твой сын, земля” в долину Вайо придут люди. Режиссер поднимает эту сцену до уровня поэтического символа. Люди спускаются с вы­сокого холма торжественно и величаво. Идут старики и дети, прижимая к груди книги, мужчины и женщины несут в плетеных кор­зинах спящих младенцев. В их лицах, одежде подчёркивается извечное крестьянское начало. Возникает кадр-метафора, образ-обобщение, который олицетворяет победу Георгия Торели, хотя авто­ры отнюдь не упрощают положе­ние дел, и мы понимаем, что и в дальнейшем работа потребует от героя мужества, принципиаль­ности, энергии и упорства.

Конечно, образ коммуниста Торели имеет прочные духов­ные связи с героями советского киноискусства прошлых лет. Он напоминает героев ряда произ­водственных фильмов и спектаклей, например бригадира Потапо­ва из “Премии“.

Успех наших так называемых производственных фильмов и про­изведений “деревенской” прозы обусловлен тем, что художники на сугубо рабочем материале исследуют нравственную пробле­матику, “человеческий” аспект трудовой деятельности в условиях НТР.

Likes(0)Dislikes(0)
Print Friendly, PDF & Email
31 views

Discover more from TriLingua Daniyar NAURYZ

Subscribe to get the latest posts sent to your email.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *


The reCAPTCHA verification period has expired. Please reload the page.